Взрыв на Чернобыльской АЭС в 1986 году на Украине стал одной из худших техногенных катастроф XX века. Спустя два с половиной десятилетия из ядерного инцидента можно извлечь уроки того, как предотвращать, действовать и ликвидировать подобного рода ужасные события, а также получить специфичные навыки для дальнейшего развития ядерной энергетики.

Я узнал о взрыве реактора в Чернобыле утром 26 апреля, когда сообщение об инциденте поступило из советского министерства среднего машиностроения, курирующего ядерные реакторы, в Кремль. Хотя во время чрезвычайного собрания Политбюро было неясно, насколько инцидент серьезен, была немедленно создана правительственная комиссия под руководством заместителя председателя совета министров СССР Бориса Евдокимовича Щербины. Комиссия, в состав которой вошли ученые АН СССР, ядерщики, физики, радиологи, направилась в Чернобыль. Вечером того же дня члены комиссии встретились с коллегами из Академии наук Украинской ССР.

Тон первых сообщений был крайне осторожным, и только на следующий день 27 апреля мы узнали, что взрыв произошел на АЭС, что погибли по меньше мере два человека и что случился выброс радиоактивного материала. Иностранные СМИ все же начали говорить о распространении радиоактивного облака. Более конкретную информацию мы получили 28 апреля и начали сообщать советским гражданам о серьезности случившегося, пытаясь управлять опаснейшей и ухудшавшейся ситуацией.

По мере того, как велись попытки локализовать пожар и распространение радиоактивных веществ, власти начали эвакуировать местных жителей. «Сердце реактора – горячее радиоактивное ядро – неактивно, как и было, - в то время заявил академии Евгений Велихов (Великов). - Оно покрыто слоем песка, свинца, бора и глины, что создает дополнительную нагрузку. Выдержит ли оно или рухнет на землю?  Никто до сего времени не находился в столь сложном положении».

Через 10 дней пожар был потушен, а утечка радиоактивных веществ локализована, но к тому времени радиация уже распространилась на три региона СССР – Украину, Белоруссию и Россию – значительную часть Европы и дальше. Благодаря мужеству тысяч ликвидаторов число жертв и распространение серьезнейших последствий было предотвращено. Однако же в долгосрочной перспективе ущерба избежать не удалось. 50 рабочих, сражавшихся с огнем и расплавленным ядром реактора, погибли, а еще четыре тысячи или даже больше скончались, предположительно, от последствий облучения. Уровень радиации на АЭС во время инцидента оценивался выше 20 тысяч рентген в час, что в 40 раз превышает смертельную дозу. Всемирная организация здравоохранения констатировала лучевую болезнь у 237 ликвидаторов.

Сразу же после инцидента с места катастрофы были эвакуированы более 135 тысяч человек, включая жителей ближайшего города Припять, и более 200 тысяч – в последующие месяцы. Масштаб радиоактивной утечки иллюстрирует тот факт, что через несколько часов после аварии 26 апреля на АЭС в шведском городе Форсмаке сработала радиационная сигнализация, а АЭС находится за тысячу километров от Чернобыля. Сегодня мы знаем, что заражены были 200 тысяч квадратных километров территории Европы и бывшего СССР, а последствия для флоры, фауны, воды, окружающей среды и здоровья людей оказались непоправимыми. На попытки локализовать последствия катастрофы потрачены уже десятки миллиардов долларов, в настоящее время строится новый саркофаг, который должен закрыть собой прежний, возведенный в 1986 году над тем, что осталось от энергоблока.

Мы должны продолжать серьезно изучать состояние здоровье людей и последствия взрыва для окружающей среды в долгосрочной перспективе, чтобы лучше понять отношения между радиацией – как высокой дозы, так и низкой, - и человеческой жизнью. 25-я годовщина взрыва Чернобыльской АЭС – важная историческая веха, которая должна напомнить нам об этой обязанности. Кроме этого, это также и повод, чтобы обсудить четыре ключевых связанных с этим темы.

Предупреждение

Прежде всего, жизненно важно предотвращать любую возможность повторения чернобыльской катастрофы. Она стала настоящим кошмаром из-за высокой цены, заплаченной людскими жизнями, обширных зараженных территорий, масштаба вынужденного переселения местных жителей,  потери ими средств к существованию и травм на всю жизнь людей, оторванных от дома и лишенных имущества. Жертвы трагедии столкнулись с кризисом, который они едва могли осознать и от которого не могли защититься. Материальный ущерб, нанесенный Чернобылем, хоть и огромен, но ничто по сравнению с человеческими жизнями. Истинный масштаб трагедии до сих пор выходит за пределы понимания и является шокирующим напоминанием реальности ядерной угрозы. Чернобыль – это также и живое воплощение существующего технологического риска.

Возобновляемая энергия


Хотя старая советская модель ядерного реактора без системы аварийной защиты, приведшая к чернобыльской катастрофе, больше и не производится, мы должны крайне внимательно относиться к строительству и работе на АЭС во всем мире. Чернобыль – это предупреждающий знак. В худшем случае авария на ядерном реакторе может разрушить громадные территории, на которых человеческое существование будет крайне ограниченным, если будет возможным вообще.

Доступная и безопасная энергия жизненно необходима для развития экономики и борьбы с бедностью. Поэтому сегодня мы не можем запросто отбросить идею ядерной энергетики, поскольку множество стран в значительной степени зависят от этого энергетического ресурса. Однако следует понимать, в противоположность некоторым экспертам, что АЭС не решат проблем с энергетическим обеспечением или изменением климата. Низкая стоимость ядерной энергии – также преувеличение, поскольку существует множество скрытых издержек. В США, к примеру, в период с 1947 по 1999 годы прямые субсидии ядерной энергетике достигли 115 миллиардов долларов, а непрямые – 145 миллиардов. Для сравнения, дотации на развитие ветряной и солнечной энергетики за весь этот период в целом составили лишь 5,5 миллиарда долларов.

Чтобы выбраться из порочного круга «бедность либо угроза окружающей среде», мировое сообщество должно быстро переключиться на эффективную, безопасную и возобновляемую энергию, которая даст масштабные экономические, социальные и экологические преимущества. Поскольку население Земли продолжает расти, как и спрос на энергию, мы должны вкладываться в альтернативные и более надежные источники энергии – ветряную, солнечную, геотермальную, гидроэнергетику – и поддерживать широко распространенные инициативы по сохранению окружающей среды и увеличению энергетической эффективности как более безопасное, действенное и доступное средство обеспечения как энергетических нужд, так и сохранения нашей хрупкой планеты.

Прозрачность

Закрытость и секретность ядерного сектора, за время функционирования которого еще до Чернобыля произошло порядка 150 крупных утечек на АЭС по всему миру, в большой степени спровоцировала аварию и трудности по ликвидации ее последствий. Сегодня необходима полная открытость и возможность общественного контроля и регулирования деятельности ядерной энергетики наряду с полной готовностью АЭС к чрезвычайным ситуациям и наличием аварийных механизмов.

Уязвимость перед лицом терроризма и насилия

Меня также волнуют риски совершения терактов на ядерных реакторах и захват террористическими группировками расщепляющих веществ. После того ущерба, который террористические группы нанесли Нью-Йорку, Москве, Мадриду, Токио, Бали и любому другому месту за последние 15 лет, мы должны учитывать уязвимость АЭС,  бассейнов выдержки отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), хранилищ ОЯТ сухого типа и связанных с этим расщепляющих веществ и структур, на которые можно напасть, организовать саботаж, обокрасть. Хотя чернобыльская катастрофа по сути являлась аварией, вызванной человеческими и технологическими ошибками, сегодня подобная катастрофа вполне может стать результатом злого умысла.

Особенное внимание мы должны уделять вопросу хранения оружия и материалов массового поражения – в этом случае вещества, использующиеся для создания ядерного оружия, такие как высокообогащенный уран и плутоний, будут находиться вне пределов досягаемости террористов и непредсказуемых режимов. Историческая инициатива американского президента Барака Обамы по обеспечению сохранности и безопасности ядерных материалов за четыре года – важный шаг вперед в укреплении глобальной безопасности, но мы не должны забывать, что расщепляющие материалы часто используются на АЭС и исследовательских реакторах.

Давайте будем помнить о Чернобыле – и не только из-за его негативного влияния на Украину, Белоруссию, Россию и Европу, но и из-за того, что это своего рода маячок надежды на более безопасное и стабильное будущее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.