Большинство экономистов значительно недооценили влияние финансового кризиса на российскую экономику. В этом году ВВП России упадет на 7,5 процентов, по сравнению со сделанным в прошлом октябре прогнозом МВФ о том, что российская экономика вырастет на 6,5 процентов.

Любопытным образом, эта огромная разница между прогнозами и реальностью уже имела в России место. После последнего финансового краха в 1998 году, экономисты тоже сильно ошиблись в своих цифрах. И если прошлый опыт может нас чему-то научить, они, вероятно, так же неправы сейчас о силе восстановления, как и были неправы о серьезности спада.

Скорость восстановления российской экономики, продемонстрированная на сегодняшний день, возможно, уже подтверждает эту теорию. В третьем квартале ВВП России вырос в годовом исчислении на 2,4 процента. Тем временем, инфляция падает гораздо быстрее, чем ожидалось, что позволяет России снизить ставку рефинансирования. В то время как российское правительство осторожно прогнозирует 2-процентный рост ВВП в 2010 году, многие независимые экономисты уже предсказывают, что в следующем году рост экономики составит до 5 процентов.

Существуют хорошие причины думать, что российская экономика продолжит удивлять наблюдателей. Простейшее объяснение состоит в том, что цены на нефть выросли, и ожидается, что в следующем году они составят от 60 до 80 долларов за баррель. Эта цена на нефть соответствует той, что мы видели в годы российского экономического бума.

Но существуют и более глубокие причины, по которым традиционные экономические модели не могут уловить выдающуюся неустойчивость России. Это частично является результатом того, что российские компании ведут себя очень специфическим образом.

Из-за пережитков централизованного планирования, среднестатистическая российская компания имеет огромные запасы товаров (обычно, эквивалент нескольких месяцев производства). В первом квартале одно лишь сокращение товарных запасов стало причиной 90 процентов снижения деловой активности.

Еще одной российской традицией является бухучет по схеме «издержки плюс фиксированная прибыль», кто означает, что изначально компании противятся снижению цен. Зато в тяжелые времена российские управленцы легко могут урезать зарплаты, так как их плохо организованные работники не способны оказать им нормального сопротивления.

Все это помогает объяснить, почему на начальных стадиях спада производство в России падает как камень. Но при этом абсолютно логично и то, что приход в норму не менее драматичен.

Конечно, некоторые экономисты по-прежнему настроены скептично. Хотя экспорт восстанавливается, потребительский спрос остается слабым. Российский финансовый сектор также осаждаем проблемами: ожидается, что к концу года уровень плохих кредитов превысит 20 процентов. Но это недостаточно убедительные причины, чтобы верить в то, что Россия обречена на стагнацию.

Крупный пакет бюджетного стимулирования только сейчас начал доходить до карманов потребителей. Еще одна российская особенность состоит в том, что требуется длительное время, чтобы внедрить решения по расходам на общественные нужды.

Скептики также утверждают, что из-за кризиса Россия больше не станет получать большие вливания капитала. Но на самом деле финансовые инвесторы уже стремятся воспользоваться низкими ценами и улучшающимися перспективами России. Российский Центробанк прогнозирует, что в четвертом квартале чистый приток капитала превысит 15 миллиардов долларов.

В любом случае, роль финансов в России не стоит преувеличивать. До кризиса банковские кредиты финансировали лишь 10 процентов всех инвестиций. Соотношение долга к ВВП в России составляет лишь 75 процентов, что в пять раз меньше, чем в США, что, в свою очередь, означает, что компании, потребители и правительство не связаны деструктивным долговым бременем, которое типично наблюдается на Западе.

Конечно, ничто из этого не означает, что все прекрасно. Как обычно, кризис привел к повышенному вниманию ко многим структурным проблемам – от коррупции до устаревшей инфраструктуры – от которых страдает российская экономика. Россия должна решить эти вопросы, чтобы поддержать свой рост в среднесрочной перспективе. Но было бы ошибкой перепутать эти базовые слабости с факторами, которые будут стимулировать восстановление российской экономики в грядущие месяцы и кварталы.