Глава второй по величине авиакомпании в России Трансаэро вмешалась в конфликт между правительством своей страны и компанией Luftgansa. Ольга Плешакова критически относится к тому, что правительство пригрозило лишить права приземления компанию Austrian Airlines (AUA) после того, как она будет поглощена германским лидером рынка.

 

«Межправительственные соглашения, регулирующие воздушные перевозки, - это наследие прошлого», заявила Плешакова в интервью Financial Times Deutschland. Этот «устарелый  образ действий», по ее мнению, не имеет ничего общего с современной экономической практикой. «Этот образ действий, приводящий к вмешательству в права собственности авиакомпаний и ограничивающий предпринимательскую активность, следует пересмотреть», подчеркнула она.


Трансаэро сотрудничает с AUA в рамках так называемого соглашения Codeshare, на основании которого обе авиакомпании совместно предлагают билеты на рейсы в Вену. Это партнерство приносит российской авиакомпании дополнительную прибыть, поэтому призыв Плешаковой не лишен определенной корысти. Конечно, она часто открыто выступает со своей позицией в стране, в которой менеджеры обычно воздерживаются от критики в адрес правительства.


Однако 43-летний генеральный директор как в личной, так и в деловой жизни несется на гребне волны успеха. Плешакова – единственная женщина в мире, возглавляющая авиакомпанию, -  уже много раз получала награды в России и признавалась менеджером года. Российский президент Дмитрий Медведев внес ее в свою «Золотую сотню» - crème de la crème (фр.: сливки – прим. пер.) российских руководителей, имеющих шанс перейти на работу в государственный аппарат.


Во время экономического кризиса другие российские авиакомпании оказались на грани банкротства, тогда как Трансаэро удалось  увеличить количество пассажиров с 4,8 миллиона до 5 миллионов.  Лидер рынка Аэрофлот перевозит 9 миллионов пассажиров. Трансаэро – это единственная российская частная авиакомпания, и она смогла в 2009 году на сильно сегментированном внутреннем рынке добиться роста на 70 процентов, а ее дола на рынке превысила 20 процентов. Помимо этого у авиакомпании есть и международные маршруты, а ее самолеты из главных центров в Москве и Санкт-Петербурге летают в 80 пунктов назначения в Азии, Африке, Северной Америке и Европе, в том числе в Берлин, Франкфурт и Мюнхен.


Доходы большинства авиакомпаний в этом стране рухнули или вообще обнулились,  тогда как чистый доход Трансаэро увеличился со 109 до 400 миллионов рублей (9 миллионов евро). «На российском рынке мы уже работаем 18 лет, и поэтому мы уже накопили огромный опыт относительно того, как надо переживать кризис, - отметила Плешакова. – Кризисы 1998-1999 годов и 2001 года научили нас тому, как нужно приспособить предприятие к различным направлениям».


Ее муж Александр Плешаков  основал компанию Трансаэро в конце 1990 года. Доступ в эту отрасль он получил через своего отца –бывшего советского министра воздушного транспорта Петра Плешакова, умершего в 1989 году. Его жена познакомилась с ним еще в десятом классе школы, затем они вместе учились в Московском авиационном институте. Супруги Плешаковы со своими 33 процентами акций являются крупнейшими владельцами Трансаэро. Часть акций принадлежит акционерному обществу под названием Трансаэро Финансы. Пакет с приблизительно 6,5 процентами акций принадлежит члену  совета директоров и  индивидуальному предпринимателю Льву Хасису. Сам Александр Плешаков возглавляет контролирующий орган предприятия.


Этот семейный клан, развивая Транаэро, оторвался от оставшейся части российской воздушной отрасли.  В отличие от большинства остальных конкурентов, Трансаэро не отпочковалась от развалившегося советского Аэрофлота. Поскольку устаревшее российское самолетостроение полностью остановилось, компания вынуждена были приобретать самолеты у иностранных производителей.  В настоящее время она располагает 44 самолетами Boeing, и это крупнейший парк самолетов этой фирмы в Европе. 

 

«Модернизация  парка самолетов проводится и во время кризиса», подчеркнула глава Трансаэро. Пока ничего хорошего из взаимодействия с российскими авиастроителями не получилось. Три года назад Трансаэро заказала у государственного холдинга ОАК (Объединенные авиастроительная корпорация) семь самолетов Туполев 214, однако пока поставлено только три.


Барьеры для своего развития глава Трансаэро видит в ограничительном праве воздушных перевозок в Европе, которые также осложняют партнерство с AUA. «Мы не перестаем удивляться тому, что, несмотря на всеобщую либерализацию в рамках общего воздушного пространства, существует еще много соглашений между Россией и странами ЕС, которые ограничивают количество авиакомпаний для каждой страны», отметила Плешакова. От этих ограничений, по ее мнению, не получают выгоду ни пассажиры, ни предприятия отрасли, ни сами государства.