Москва. Не часто Запад мог сказать так много положительного о России: великая держава под руководством президента Дмитрия Медведева разоружается, устраняет конфликты с  Украиной, примиряется с Польшей. Даже любящий побряцать оружием премьер-министр Владимир Путин, похоже, настроен конструктивно. Россия пытается избавиться от имиджа грубияна в мировой политике и намерена принять приглашение относительно создания нового партнерства, которое было сделано президентом США Бараком Обамой.

К заключению «модернизационного альянса» с Соединенными Штатами и Евросоюзом призвал даже министр иностранных дел Сергей Лавров в недавно преданной гласности новой «доктрине», подготовленной его ведомством. В соответствии с этим программным документом, Россия хочет использовать технологический потенциал США и добиться снятия торговых ограничений на американские высокотехнологичные товары. Реализация предложений, содержащихся в этой доктрине, опубликованной в российском издании журнала Newsweek, должна способствовать привлечению в страну новых инвесторов. «Финансовый кризис показал, что в одиночку мы не способны продвинуть Россию вперед», подчеркивается в докладе российского внешнеполитического ведомства.

Иностранные экономические представители приветствуют эту новую тенденцию. «Дружественный политический климат в отношениях между Западом и Россией никогда еще не наносил вреда восточной торговле», подчеркнул генеральный директор московского отделения Ассоциации европейского бизнеса (Association of European Business) Франк Шауфф (Frank Schauff). Прежде всего немецкие бизнесмены связывают большие надежды с Дмитрием Медведевым, который хотел бы при помощи радикальных реформ провести модернизацию своей пока еще зависящей от сырьевых товаров страны и сделать ее конкурентоспособной на мировом рынке.

Однако пока еще не ясно, как президент России представляет себе эту модернизацию, и насколько при этом он действует согласованно с могущественным премьер-министром Владимиром Путиным. Означает ли эта модернизация только обновление инфраструктуры и  производственных мощностей? Или политическое руководство в Москве готово теперь перестроить управляемую при помощи методов государственного дирижизма экономическую структуру и продвинуться в направлении свободного рынка?

В любом случае и государство, и предприятия на этом самом крупном в Европе растущем рынке зависят от помощи со стороны Запада. Если «Газпром» или «Северсталь»  будут проводить модернизацию своих предприятий, то им потребуются произвести закупки у таких производителей промышленного оборудования как Siemens или Bosch. Если государство начнет строить вокруг Москвы еще одну автомобильную дорогу, то у таких немецких строительных концернов как Hochtief появятся прекрасные шансы победить в тендере на проведение этих работ.

Однако серьезная модернизация должна сопровождаться фундаментальной либерализацией, и с этим согласны эксперты – таможенные барьеры должны быть сняты, бюрократические препятствия устранены, государственные концерны должны быть подвергнуты основательной реструктуризации, затем приватизированы и при благоприятном раскладе их акции должны быть размещены на фондовой бирже.

Если у российского руководства хватит смелости это сделать, то Россия могла бы в таком случае стать интегрированной составной частью европейского экономического пространства, а также продолжающим расти рынком. И спустя 20 лет после развала Советского Союза  значительная часть населения России еще не достигла тех жизненных стандартов, которые являются обычными для западных обществ.

Хотя Медведев призывает, используя все более энергичные выражения, к срочному проведению необходимой модернизации страны, конкретные шаги в области проведения реформ можно пересчитать на пальцах одной руки. Медведев ведет борьбу против таких влиятельных государственных конгломератов как «Ростехнологии», он протаскивает антикоррупционные законы через парламент, снижает барьеры, которые существуют для представителей среднего класса при получении ими кредитов или регистрации создаваемых ими предприятий. Все это трудно назвать структурными реформами, это, скорее, отдельные, не связанные в единую систему действия.

В то же время инвесторы требуют коренной перестройки. «Кризис с беспощадной наглядностью показал, насколько зависимой является Россия от экспорта нефти и газа», - отметил недавно председатель Восточного комитета (немецкой экономики) Клаус Мангольд (Klaus Mangold) на ежегодной конференции, посвященной России, которую провели в Берлине газета Handelsblatt, а также организация Euroforum. Теперь, когда страна за счет экспорта сырья вновь стала зарабатывать деньги, «существует опасность, что эти уроки будут преданы забвению». Эти уроки должны быть сформулированы следующим образом: России нужно меньше государства и больше рынка для того, чтобы стать конкурентоспособной на мировом уровне. В этой связи Мангольд призывает к тому, чтобы Россия уже в этом году вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО). Переговоры о вступлении России в ВТО ведутся с 1993 года.

Пока же управление экономической политикой происходит сверху, и при Медведеве в этом смысле мало что изменилось. Его наиболее значимым проектом является создание инновационного центра в Сколково. Здесь на зеленых лугах и полях в западной части пригорода Москвы под руководством кремлевского олигарха Виктора Вексельберга  должна быть создана площадка для инновационных предприятий – как российских, так и зарубежных. В течение трех лет Сколково должно превратиться в российскую Силиконовую долину. Здесь, по замыслу авторов проекта, предприятия должны процветать и выходить на мировой уровень, не сталкиваясь с бюрократическими барьерами. Они будут работать в таких областях как  био- и нанотехнологии, фармацевтика и телекоммуникации.

Кроме того, Россия сейчас открыта для сотрудничества с Западом. Во Франции Москва заказывает боевые корабли класса "Мистраль". С итальянской фирмой FIAT российская компания Sollers собирается производить автомобили. Пекинский нефтяной концерн CNPC вместе с российским государственным концерном «Роснефть» собирается построить в Сибири нефтеперерабатывающий завод. Входящая в состав группы Menarini из Флоренции немецкая фармацевтическая компания Berlin-Chemie строит завод в Калуге к югу от Москвы.

Конечно, бросается в глаза то обстоятельство, что речь в данном случае идет о фирмах из Италии, Франции или Китая, и именно они реализуют в России крупные проекты. Еще год назад Германия была «премиум-партнером» России. «Если мы не будет уделять этому вопросу должного внимания, то мы можем утратить статус самого важного торгового партнера России, и он может тогда перейти к Китаю», - предупреждает Мангольд. Именно сейчас, когда модернизация начинает приобретать конкретные очертания, немецкие инвесторы не проявляют необходимой инициативы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.