Кризис, вызванный неспособностью Греции платить по своим обязательствам, выглядит для России слишком знакомо. В начале 1998 год экономика России впервые показала абсолютный рост, а спреды по государственным казначейским обязательствам серьезно сократились, что облегчало финансирование 8-процентного бюджетного дефицита. Казалось, после почти десяти лет хаоса Россия начала приходить в себя.

Затем до нее докатились последствия кризиса, поразившего Азию годом раньше. Как и сейчас, проблемы в одной стране перекидывались на соседей. Доверие к «азиатским тиграм» испарилось, когда их валюты начали рушиться одна за другой. Кризису потребовался год, чтобы добраться до сырьевых рынков, но когда цена на нефть упала до 10 долларов за баррель, российская экономика быстро рухнула.

Когда, к 17 августа, валютные резервы России сократились до 9 миллиардов долларов, Кремль перестал делать вид, что он способен переломить ситуацию. Рубль был девальвирован по отношению к доллару в четыре раза, а на выплату внешних долгов был наложен пятилетний мораторий.

На сей раз Россия оказалась по другую сторону забора – с сильными державами. Неспособность Евросоюза решительными действиями спасти Грецию, привела к росту страхов. По мере того, как кризис охватывает соседей Греции, паника распространяется, что затрудняет и удорожает меры по спасению экономики.

Однако с точки зрения России все могло быть намного хуже. Во-первых, следует отметить, что проблемы носят региональный, а не глобальный характер. Хотя кризис сентября 2008 года ударил по всему миру, он остается в основном трансатлантической проблемой: Америка и большая часть Европы находятся в глубоких долгах, которые они неспособны выплатить, однако большая часть Азии (и в меньшей степени развивающейся Европы) хотя и получила неприятный удар, но в основном вернулась к экономическому росту.

Во-вторых, азиатский экономический коллапс 1997 года задел Россию из-за падения цен на нефть, но остальной мир продолжал тогда жить по-прежнему. Мало того, развивающиеся страны еще вовсю наслаждались излишествами «пузыря доткомов», который лопнул только в 2000 году. Как указывает российский инвестбанк «ВТБ Капитал» западным рынкам потребовалось всего четыре месяца, чтобы вернуться к буму.

Разумеется, текущие неприятности еще принесут немало ущерба, да и вторую волну кризиса сейчас вновь считают возможной, однако в регионе идет устойчивый рост, к тому же теперь появился новый фактор - страны БРИК, которые могут служить островком процветания, который необходим, чтобы не дать рухнуть, в частности, ценам на сырье.

Даже если Грецию ждет дефолт, и еврозона обрушится, положение России все равно останется довольно удобным. У нее нет заслуживающего упоминания внешнего долга, ее резервы в твердой валюте составляют более 440 миллиардов долларов. Она мало экспортирует на Запад, зато у нее есть огромный и продолжающий быстро расти вспомогательный рынок на Востоке. Ахиллесова пята России – ее зависимость от нефти, которая остается единственным, что может ее погубить.

Мир сейчас разделился надвое - на старый мир и новый, и разрыв между ними продолжает расти. Непривычный к кризисам старый мир изо всех сил пытается справиться с происходящим – но безуспешно. Новый мир почти двадцать лет закалялся в огне непрекращающегося кризиса – а нынешний кризис, каким бы тяжелым он не был, все же, в первую очередь, не его проблема. Если еврозона рухнет, Россия пострадает, как и все прочие. Однако, в отличие от 1998 года, жертвой она больше не будет.