Инициация на прошлой неделе процедуры банкротства совместной российско-британской нефтяной компанией TNK-BP в отношении собственного подразделения, владеющего лицензией на разработку гигантского Ковыктинского газоконденсатного месторождения, стала последним витком долгой истории, повествующей о том, как  трудно заниматься бизнесом в России.

Этот шаг явился или жестом отчаяния, или обдуманным трюком с целью стимулировать серию продаж и вернуть 600 миллионов долларов, которые  TNK-BP инвестировала в Ковыкту. В любом случае, вряд ли этим всё закончится. Продажи газа из восточносибирского месторождения, объем которого оценивается в два триллиона кубометров газа, были блокированы почти на десять лет, потому что «Газпром», крупнейшая российская экспортная монополия, отказывается экспортировать газ по восточным трубопроводам на китайский рынок.

Выход из тупика, казалось, наметился, когда «Газпром» в 2007 году согласился за 700 – 900 миллионов долларов приобрести контроль над месторождением; однако группа государственных газовых предприятий снова пошла на попятный, и сделка так и не была доведена до конца. А тем временем министерство природных ресурсов России постоянно угрожало отозвать у TNK-BP лицензию на разработку месторождения за невыполнение производственного задания, наводя ужас на акционеров.

Состоявшиеся в марте этого года переговоры с «Роснефтегазом», государственным предприятием, руководителем которого является влиятельный заместитель премьер-министра России Игорь Сечин, казалось, возродили надежду на продажу акций. Сечин, который является также председателем совета директоров государственной нефтяной компании «Роснефть»,  замахивающейся на участие и в газовой промышленности, в последнее время пытается нажать на «Газпром».

Некоторые аналитики видят в объявлении банкротства TNK-BP трезвый обдуманный шаг, призванный помочь в продаже акций и столкнуть между собой «Газпром» и «Роснефтегаз». В соответствии с российским законодательством о банкротстве, активы подразделения-банкрота будут проданы с целью оплаты обязательств перед кредиторами, в данном случае, перед тем же TNK-BP. Но, по крайней мере, в печати, «Газпром» упрекают в блефе. Виктор Тимошилов, официально ответственный за разработку восточных газовых проектов «Газпрома», сообщил журналистам в понедельник, что «Газпром» до сих пор не собирался иметь дело с Ковыктой.

Между тем, при том, что перспективы на быструю продажу акций остаются неопределёнными, в это деле, как это вообще характерно для России, есть своя подоплёка. Банкротство компании Русиа Петролеум, подразделения, имеющего лицензию на разработку Ковыкты, оказывает давление на других акционеров Русиа Петролеум, заставляя их придумать что-то для вложения средств в месторождение, иначе они окажутся не у дел при распродаже активов предприятия-банкрота. 

Компания TNK-BP владеет 62,8 процентов акций этого предприятия. Компания ОГК-3, производящая электроэнергию, владельцем которой является «Норильский никель», держит 25% акций, а остальное количество акций принадлежит местной администрации Иркутска. ОГК -3 приобрела свои акции в разгар кризиса за 576 миллионов долларов, как раз столько, сколько нужно было наскрести прежнему владельцу акций, Владимиру Потанину, имеющему к тому же большой пакет акцией в «Норникеле», чтобы обеспечить требование поддержания маржи.

Потанин говорит, что смысл сделки заключался в том, чтобы интегрировать электрические активы в ОГК -3. Однако теперь, после того, как государственные компании пробурили серию разведочных скважин, на ОГК -3 оказывается давление с требованием вернуть государству до конца этого года средства, которые она должна была вложить в модернизацию электростанций. Единственный способ для ОГК -3 избежать участи быть оттесненной в сторону при дележке средств, вырученных от принудительной продажи лицензии предприятия-банкрота на разработку Ковыкты,  это выкупить долговые обязательства Русиа Петролеум перед TNK-BP. Иначе она при банкротстве ничего не получает за свои акции, поскольку не является кредитором компании.

Пока что лицензия по-прежнему под угрозой. Но в кругах, близких к TNK-BP, говорят, что банкротство сейчас – лучший способ для защиты интересов акционеров. Игорь Сечин обещает, что «поспешной экспроприации месторождения» не будет; инвесторам остается только пристально следить за развязкой этой истории, которая уже давно омрачает деловой климат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.