В Россию я приехал в первый раз с 2008 года: в прошлом году я не участвовал в Санкт-Петербургском форуме. Предупреждаю: обстановка – яркое солнце, теплая погода, белые ночи - располагала к хорошему настроению, и это, возможно, повлияло на содержание моей статьи!

В отношении России я все чаще думаю, не было ли для нее в масштабном падении ВВП в 2008- 2009 годах определенных положительных сторон. Как отметил один из участников форума, летом 2008 года Россия была «опьянена нефтяными ценами». Тогда меня попросили сделать подобие моего прогноза развития БРИК (Бразилии, России, Индии и Китая) до 2020 года, только относительно места России в мире. В итоге мои слова о среднем реальном росте ВВП ниже 4 процентов многих удивили, показавшись крайне пессимистическими. Между тем, я основывался на нескольких простых соображениях: цены на нефть не могут расти вечно, у России слабая демография, а ее методы управления, в особенности в области бизнеса, нуждаются в значительном улучшении.

Все мы знаем, что произошло с тех пор. Сейчас даже стало модно говорить, что в БРИК буква «Р» - лишняя. Впрочем, это столь же ошибочно, как и то, что я слышал на Санкт-Петербургском форуме в 2008 году. Как всегда, когда речь идет о кризисах, сейчас главное – не дать кризису пропасть впустую, и похоже Россия всерьез задумывается о том, почему ей так досталось. Президент Медведев говорит, что он намерен значительно улучшить деловой климат и следить за соблюдением законности и торгового права. Он и его представители, в изобилии присутствовавшие на форуме, также много говорили о том, как превратить Москву в финансовый центр – в частности для Содружества независимых государств.

Когда я впервые услышал об этих планах в начале 2010 года, я был в некоторых сомнениях, однако, похоже, они действительно на это настроены. За этим процессом интересно будет понаблюдать. Идея о необходимости диверсифицировать экономику и освободиться от зависимости от нефти и газа также носится в воздухе. Участники форума всесторонне ее обсуждали. В частности, очень интересны планы по превращению подмосковного Сколково в аналог Кремниевой долины. Если они увенчаются успехом, это заметно укрепит технологический и инновационный потенциал России. Следить за этими попытками тоже будет крайне увлекательно. Готовность привлекать в проект иностранный капитал отражает тот факт, что для России отчаянно необходимо укреплять доверие иностранного бизнеса к себе.

Наконец есть еще одно, возможно, наиболее серьезное основание надеяться. Многие из нас любят говорить о прискорбно низкой ожидаемой продолжительности жизни в России. Я сам неоднократно повторял, что мужчины в России живут только до 59 лет. Похоже, мне придется обновить данные – ряд правительственных мер по снижению ранней смертности, в особенности связанной с избыточным потреблением алкоголя, увенчались некоторым успехом. Я недавно беседовал с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, и он сказал мне, что сейчас речь идет уже о 65 годах. Я обсудил это с независимыми исследователями, и услышал совсем иные цифры, но они также признают, что ожидаемая продолжительность жизни растет и сейчас находится где-то между 60 и 65 годами.

Все вышесказанное предполагает, что рост российской экономики в перспективе сможет удержаться на уровне тех самых 4 процентов, о которых я говорил в 2008 году. Это, в свою очередь значит, что к 2020 году Россия будет намного сильнее, а ее статус в рядах международной элиты – выше. Она не будет развиваться такими темпами, как Бразилия, или Индия, не говоря о Китае, однако дела у нее будут обстоять вполне неплохо. Фактически, есть неплохие шансы, что в 2010 и 2011 годах рост достигнет 6-7 процентов. Подозреваю, что после этого мне, наконец, прекратят писать о лишней «Р»!

В связи с этим российскому руководству концепция БРИК нравится даже больше, чем раньше. Понаблюдав за его представителями и представителями других стран БРИК, я убедился, что это не только разговоры. Основные банки развития из Бразилии, Китая и России (индийские банки в форуме не участвовали) строят планы совместного бизнеса. Много также говорилось о расширении двусторонней торговли в каждой из валют.

Во время форума из Пекина также пришла важная новость, которая, пожалуй, служит главной причиной того, что на ситуацию, сложившуюся после кредитного кризиса, я смотрю с оптимизмом. Забавно, что стала она известна в ходе закрывающего форум заседания с участием президентов Медведева и Саркози, посвященного «переосмыслению экономических тенденций». Китайское государственное телевидение объявило, что Народный банк Китая собирается поучаствовать в восстановлении глобального баланса и допустить повышение курса юаня.

Пекин выбрал прекрасное время – перед началом встречи «Большой двадцатки в Торонто». Это сразу же задаст встрече позитивный настрой. «Большая двадцатка» взяла хороший старт в 2008 году, блестяще показала себя в 2009-м, но 2010-й до сих пор выглядел разочарованием. Этот шаг Пекина, если за ним, конечно, последуют действия, позволит «Большой двадцатке» вернуться в игру.

Происходящее в очередной раз указывает на то, что для Китая мировой кредитный кризис был полезен. Ушла в прошлое экспортная модель, основанная на низкой добавленной стоимости, и на ее место пришла новая экономика, которая все больше зависит от собственного народа и внутреннего спроса. Более гибкий, укрепившийся юань и более высокие зарплаты будут этому способствовать, и нам остается только ждать тех времен, когда китайские потребители приобретут большую значимость для всех нас.

Джим О'Нил - руководитель отдела глобальных экономических исследований компании Goldman Sachs.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.