Юрия Лужкова сместили с должности 28 сентября после того, как он позволил себе открытую критику президента страны Дмитрия Медведева. Подобное поведение просто-напросто недопустимо в современной российской политической системе, которая напоминает пирамиду с тандемом Путин-Медведев на вершине. Как и все главы регионов (Москва – город федерального значения, а, значит, имеет статус региона), Юрий Лужков получил свой пост после президентского назначения, а не муниципальных выборов. До недавнего времени его терпели по причине популярности, заискивания перед Кремлем и положения полноправного хозяина российской столицы. В то же время его безраздельная власть и связанные с ней экономические последствия в конце концов переполнили чашу терпения Кремля.

По данным Forbes, супруга мэра Елена Батурина владеет состоянием в 2,9 миллиарда долларов, что делает ее (причем, с огромным отрывом) богатейшей женщиной России. Источником ее богатства стала строительная компания «Интеко», большая часть контрактов которой пришлась на находившийся под руководством ее мужем город. Несмотря на все протесты супружеской пары, их сговор не вызывал ни у кого и тени сомнения, хотя открыто говорить о нем до сентября 2010 года решалась только радикальная оппозиция.

Еще одним раздражающим фактором стали катастрофические ошибки в системе управления общественным транспортом. Дорожные заторы уже сейчас парализуют движение в российской столице на четыре часа в день, в то время как через два года, по прогнозам специалистов, должен наступить полный транспортный коллапс. Нехватка мостов и туннелей привела к тому, что целые районы оказались отрезанными железнодорожными путями, водоемами или промышленными зонами. Что еще хуже, стоимость строительства дорог бьет все рекорды: 51,7 миллионов долларов за километр против 6,5 миллионов в среднем по Европе. Причиной такой колоссальной наценки стали коррупция и кумовство бывшего мэра.

«Взлет цен объясняется отсутствием конкуренции, - подчеркивает перешедший в оппозицию бывший премьер-министр Борис Немцов. - Мы должны организовать открытые тендеры для иностранных компаний». Эти слова, конечно, обнадежили бы наших Vinci и Bouygues, если бы они исходили от тех, кто принимает решения.

Дорожный вопрос даже стал причиной открытого конфликта мэра с федеральной властью после того, как этим летом руководство двух крупнейших столичных аэропортов пожаловалось на то, что незапланированные работы создали чудовищные пробки на трассах в Шереметьево и Домодедово. Юрия Лужкова обвинили в грязной конкурентной борьбе, поскольку третий московский аэропорт Внуково (столичная мэрия является одним из его акционеров) эта проблема никак не затронула. Этот инцидент ясно свидетельствует об авторитарных манерах бывшего градоначальника, а также непростых отношениях местных властей и предпринимателей.

«В Москве в 1992-2010 годах в каждой отрасли постепенно сложилась по-настоящему антиконкурентная среда, - объясняет экономист Константин Сонин. - В выигрыше –  те компании, которые уже успели войти на рынок, и чиновники, которые защищают эти фирмы от конкуренции в обмен на долю в монопольной прибыли». Все работавшие в Москве иностранные инвесторы знают, что на каждый крупный перевод требуется одобрение шефа, причем лучше всего вообще напрямую заключить с ним контракт.

«Лужков был типичным вождем, выстроенная им еще в 1990-е года вертикаль власти была завязана на конкретную личность и подкреплена системой неформальных связей. В принципе, при российском уровне бюрократизации именно система неформальных связей играет главную роль в процессе управления», - говорится в редакционной статье газеты «Ведомости». «Ikea так и не удалось открыть магазин в Москве, потому что Юрию Лужкову она не нравится. Мы ничего не добились, несмотря на все усилия», - рассказывает бывший сотрудник шведской компании. Три торговых центра Ikea пришлось разместить в пригороде. В то же время Auchan и немецкому Metro удалось установить прекрасные отношения с мэрией и открыть, таким образом, магазины в черте города. После долгих переговоров с Юрием Лужковым Renault также удалось запустить свой завод по сборке Logan недалеко от центра столицы.

Так рискуют ли сейчас эти компании потерять свои привилегированные позиции? «Когда у власти окажется новая администрация, это откроет широкие возможности для новых игроков», - считает Крис Уифер (Chris Weafer) из инвестиционного банка «Уралсиб». С опасением смотрят в будущее и предприятия среднего и малого бизнеса, традиционные жертвы поборов и вымогательства. «Чтобы работать в Москве, нам приходится давать на лапу самым разным санитарным, пожарным и налоговым инспекторам. Теперь наши «партнеры» сменятся, и нам что, придется все начинать с нуля?!» - недоумевает французский предприниматель, который ведет бизнес в российской столице уже 10 лет.

Подобные факторы способны оттолкнуть немало инвесторов, однако Москва все же остается «вратами в страну», здесь сконцентрированы две трети финансовых потоков и четверть ВВП. В городе насчитывается 10 миллионов потребителей, чьи зарплаты на 40% выше средних по стране показателей, не говоря уже о второй в мире (после Нью-Йорка) концентрации миллиардеров. Кроме того, широкие потребности в модернизации и годовой бюджет в 470 миллионов долларов превращают Москву в настоящий Эльдорадо для строительных и коммунальных компаний.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.