Во вторник российский Центробанк объявил, что он расширяет неофициальный валютный коридор на 50 копеек в обоих направлениях. Это заявление, не вызвавшее ажиотажа на мировых валютных рынках, тем не менее, стоит считать первым шагом к радикальным переменам в российской макроэкономической политике.

Регулирование обменного курса уже 10 лет служит основой экономической политики России. После экономической анархии 1990-х годов твердый рубль, курс которого постепенно рос в течение 10 лет, стал символом стабильности, бывшей определяющим фактором президентского правления Владимира Путина.

Российское правительство не слишком любит отказываться от контроля. У рынков есть неприятное свойство временами резко менять ситуацию в экономике, препятствуя осуществлению долговременных стратегических планов Кремля.

Поэтому идея плавающего курса валюты вызывает у российских властей сомнения, и переходят они к нему крайне осторожно. Москва расширяет валютный коридор постепенно, в зависимости от внешних обстоятельств. Рынки специально держат в состоянии неопределенности. Им остается только догадываться, где и когда вмешается Центробанк.

Однако смысл этого перехода, в сущности, парадоксальным образом также заключается в укреплении контроля. Дело в том, что российская экономика уникальна. Два главных влияющих на страну фактора носят внешний характер. Россия зависит одновременно от мировых цен на сырье и от стоимости капитала на мировом рынке. Для крупнейшего в мире сырьевого экспортера, обладающего открытым счетом движения капиталов при слабой финансовой системе, это означает чудовищную неустойчивость.

На российской экономике незамедлительно отражаются любые изменения на мировых сырьевых или финансовых рынках. В каком-то смысле можно сказать, что макроэкономическая политика России определяется в Лондоне, Эр-Рияде или Пекине не в меньшей степени, чем в Москве. В мире неустойчивых финансовых и сырьевых рынков Россией играют абсолютно неподконтрольные ей силы. Страна, претендующая на статус великой державы, естественно не может терпеть такое положение дел.

Москва со всей очевидностью осознала это во время мирового кризиса 2008 года. В июне 2008 года в Москве не было прохода от западных банкиров, настойчиво предлагавших кредиты российским компаниям и олигархам. Уже в октябре того же года те же самые банкиры отчаянно пытались вернуть свои деньги обратно. Всего за три месяца капитал из крайне доступного стал практически недоступным. В результате уровень рецессии в России оказался глубже, чем в других крупных странах, причем прямого отношения к российской политике это не имело.

Регулируемый курс рубля приводит к тому, что внешняя неустойчивость напрямую отражается на российской экономике: внезапный рост нефтяных цен вызывает инфляцию, а изменение настроений на рынке заставляет взлететь рублевые процентные ставки.

Гибкий курс рубля мог бы создать буфер между Россией и внешним миром. Меняясь, он может амортизировать внешние шоки.

Именно поэтому Россия постепенно отпускает обменный курс. Перейдя к плавающему курсу, она надеется взять под контроль собственную кредитно-денежную политику. Однако сделать это не так просто. В настоящий момент Центробанк застрял между старым режимом фиксированного курса и новым плавающим курсом. В такой ситуации существует искушение попробовать взять под контроль сразу и курс рубля, и финансовый климат, но это значило бы не добиться ни того, ни другого. Россия хочет контролировать свою экономическую участь. Как ни досадно, но для этого ей сначала придется освободить рубль.

Роланд Нэш - главный стратегический аналитик «Ренессанс Капитал».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.