Пока Западная Европа вновь скатывается на край пропасти государственного дефолта, Россию в будущем году ждет возобновление экономического роста. Но даже ведущие российские руководители признают, что всю ношу тянет на себе государство, а частный сектор и потребители так пока и не оправились от шока, вызванного кризисом 2008 года.

Такая ситуация должна измениться, иначе Россия попадет в «ловушку периодической девальвации», утверждает заместитель министра экономики Андрей Клепач. Но пока государство не может придумать ничего хорошего и продолжает вкладывать средства в экономику, финансируя крупные государственные предприятия. И гонка продолжается. В итоге либо произойдут глубокие качественные изменения в характере российской экономики, либо Россия со своей сырьевой экономикой окажется обреченной на вечные циклы взлетов и падений.

В начале декабря в Лондоне на заседании Российского банковского форума, организованного институтом Адама Смита, появилась тройка высокопоставленных российских руководителей, которая рассказала о внушающих оптимизм макроэкономических результатах. На первый взгляд кажется, что темпы экономического роста увеличиваются, дефицит сокращается мощнее и быстрее, чем ожидалось, а российская экономика выглядит как одна из самых здоровых в мире.

Но при более пристальном рассмотрении официальные цифры вызывают разочарование, поскольку оказывается, что частный сектор в стране постепенно умирает. Правительство со своими результатами рисует розовую картину на фоне европейских мер экстренной помощи экономике и роста неуплат задолженности по кредитам. Но тревогу вызывают те пропуски и умолчания, которые фигурируют в его оценках и высказываниях.

Суть их сводится к следующему: у государства и у государственного сектора достаточно денег и сил, чтобы вытащить экономику из той глубокой ямы, в которую она упала в 2008 году. Но все по-прежнему ждут, когда у потребителя и у малого бизнеса появится достаточно уверенности в себе, чтобы русские снова начали ходить по магазинам, а бизнес вновь стал инвестировать средства. «У России очень низкое соотношение долга и ВВП, составляющее около 10%, поэтому мы можем брать в долг, не идя на сокращение расходов. Дефицит на этот год прогнозируется в размере 4,8%, на следующий год 3,6%, а в 2015 году он упадет до нуля, - заявил делегатам заместитель министра финансов Дмитрий Панкин. – Мы не испытываем большого давления и можем продолжать финансовое стимулирование, поскольку опасной проблемы кредитоспособности не существует».

«Обращаться осторожно: груз хрупкий»


Но экономический рост по-прежнему очень неустойчив. Российская экономика начала восстанавливаться в последнем квартале 2009 года, и этот рост перешел на начало 2010 года, сказал Клепач. Затем экономика начала спотыкаться и замедлять свои темпы, причем произошло это еще до того, как летние пожары в России отправили ее в нокдаун. Более фундаментальный внутренний рост, основанный на увеличении потребления, был отмечен лишь в последние месяцы 2010 года. «Развитие российской экономики почти иссякло в первом квартале 2010 года, но затем в сентябре начался подъем, - заявил Клепач. – В начале текущего года ключевые причины экономического развития носили внешний характер и были связаны с возобновлением роста нефтяных цен, который всегда идет рука об руку с ростом российского ВВП. Поэтому в сентябре мы стали свидетелями третьей волны роста, и мы ожидаем, что за весь год этот рост составит около 3,8%».

Из его выступления и из цифр статистики вырисовывается картина экономического подъема под руководством государства. «В четвертом квартале началось увеличение темпов роста инвестиций, которые превысили ожидания. Мы ждали [увеличения темпов роста инвестиций] 2,5%, но в октябре увидели, что они составляют 5,5-6%, - сказал Клепач. - Продолжается ускорение роста капитальных вложений в энергетику, металлургию, машиностроение. Но полной картины по структуре этих инвестиций нет, и государство продолжает вкладывать большие средства в госпрограммы».

Анализ показателей безработицы дает более четкую и ясную картину. Здесь макроэкономические показатели тоже лучше прогнозов. Однако цифры, позволяющие увидеть то, что происходит на местах, вызывают разочарование. «Безработица снижалась быстрее, чем мы ожидали, но в целом сейчас на предприятиях занято меньше людей, хотя платят им больше, чем до кризиса, - сказал Клепач. – Эти цифры не отражают перемен в потреблении, и оно остается более или менее неизменным, причем существенно ниже правительственных прогнозов: рост розничного товарооборота не достигнет в этом году прогнозного показателя в 5%».

На самом деле, последние прогнозы по росту потребления за год ближе к 2%. Но если до кризиса увеличение доходов умножалось на результаты розничного товарооборота, и примерно 5-процентный рост доходов превращался в 15-процентное с лишним увеличение объема покупок, то в этом году при 5-процентном росте доходов розничные продажи упали. Это весьма убедительно говорит о том, что российский покупатель все еще не пережил потрясение от кризиса и изменил манеру своего потребительского поведения: вместо того, чтобы, полагаясь на свои растущие доходы, покупать в кредит (а это очень быстро увеличивает розничный товарооборот), он сегодня копит деньги, пока не сможет приобрести необходимое за наличный расчет. Иными словами, в своем потребительском поведении российский покупатель  вернулся к временам до 2001 года, когда в розничной торговле еще не было кредитов.

Компании не могут инвестировать средства, если у них нет роста продаж. У российского частного сектора сегодня избыток производственных мощностей, а инвестированием средств занимается только государство. Это признает и Клепач. «Ключевой движущей силой роста на 2011 год [по инвестициям] являются планы естественных монополий. От частного сектора, а также от малого и среднего бизнеса ничего ждать не приходится – и поэтому экономический подъем возглавляет государство, - говорит он. – Большое воздействие окажут инвестиционные планы одного только Газпрома, но инвестиции в другие отрасли остаются минимальными».

Структурные проблемы

Клепач также выделяет ряд тревожных изменений в структуре экономики. Почти весь рост продаж, который имеется, обеспечивается за счет импорта, который быстро увеличивается. Это плохая новость для российской промышленности, поскольку столь необходимого роста продаж нет. «Увеличение внутреннего спроса обеспечивается за счет импорта, - говорит Клепач. – Сегодня соотношение импортного и экспортного производства хуже, чем до кризиса. Импорт продовольствия снизился или остается без изменений благодаря протекционистским мерам. Однако в отраслях промышленности, производящих товары длительного пользования и в инвестиционных секторах зависимость от импорта огромна. Огромны и их прибыли. Вступление в ВТО не поможет, и оно не замедлит рост импорта. Наоборот, здесь ситуация только ухудшится».

Клепач весьма негативно оценивает перспективы роста потребления и говорит, что увеличение доходов сегодня ниже того уровня, на котором можно запустить в действие благотворный круговорот расходов, прибылей, инвестиций и повышения зарплат. «Второй ключевой вопрос для роста в 2011 году состоит в том, что будет делать потребитель. Доходы по-прежнему увеличиваются, но увеличиваются они в два раза медленнее, чем в докризисное время. Но мы ждем, что кредитование увеличится. А этому противодействуют изменения в объемах сбережений населения, - отмечает Клепач. – Россияне традиционно много откладывали, они откладывают примерно 20% своих доходов. Однако во время кризиса уровень накоплений резко упал до 13%, и потом снова восстановился до 19%. Отсюда норма накоплений будет медленно снижаться, и в 2013 году дойдет примерно до 13%».

Это новость неприятная, ибо если такая тенденция сохранится, то ценность рубля подвергнется серьезным испытаниям. До кризиса рубль очень сильно укреплялся, но в прошлом году резко потерял в цене. На самом деле, говорит Клепач, если изменений в нынешних тенденциях не будет, то Россия столкнется с очередным циклом девальвации рубля, который должен соответствовать новой структуре экономики. «В 2012 году повышение курса рубля прекратится, и начнется процесс девальвации, - заявляет Клепач. – Это происходит раз в несколько лет. Либо же нам придется радикальным образом открыть свою экономику для иностранных инвесторов, чтобы получить стабильный приток инвестиций».

Произойдет ли такое? Первый заместитель председателя российского Центробанка Алексей Улюкаев, который первым из тройки выступил на форуме в Лондоне, дал определенную надежду. Он, как и другие, нарисовал позитивную картину банковского сектора. Объем непогашаемых кредитов, а также соотношение достаточности капитала и ликвидности в этом секторе очень высоки. Но что намного важнее, он указал на восстановление кредитования, где потребительские кредиты растут самыми быстрыми темпами. «Мы ожидаем к концу года роста кредитования на 12%, - заявил Улюкаев, - Если отнять отсюда 8% инфляции, то реальное увеличение составит 3%, однако розничное кредитование растет быстрее корпоративного».

Далее он отметил, что частные банки наращивают кредитные операции быстрее государственных, что весьма позитивно, так как они «более реалистично оценивают состояние экономики, чем государственные банки». Улюкаев также заметил, что банки сегодня находятся в полном здравии, и что более низкий, чем ожидалось, уровень безнадежных кредитов даст банковскому сектору в новом году прирост капитала. «Потребность в увеличении банковского капитала будет удовлетворяться органично, так как резервы [отложенные для решения проблем невозвратов] находятся на историческом максимуме, и в будущем году часть этих средств будет направлена на увеличение базы капитала», - сказал Улюкаев.

Замечание Улюкаева о том, что розничное кредитование увеличивается, дает определенные основания для оптимизма. Но трудности сохраняются. Главное препятствие на пути роста в России это отсутствие доверия населения и мелких предпринимателей. Да и откуда взяться такому доверию? В конце концов, это население за последние 20 лет пережило три мощнейших кризиса. Обычно после предыдущих кризисов на полное восстановление доверия уходило четыре года. А с момента последнего кризиса минуло всего два года. Большинство аналитиков считает, что следующий год будет лучше. Однако нынешняя ситуация показывает: хотя экономический подъем под руководством государства принесет в будущем году улучшения, что крайне важно для восстановления доверия, по-настоящему мощный рост на основе инвестиций, развития строительства и увеличения расходов может наступить не раньше 2012 года.

Руководитель прогрессивного банка «Центр-инвест» из Ростова-на-Дону Василий Высоков указал на самую суть проблемы, когда заявил: «Нам не следует увеличивать темпы роста плохой экономики. Нам надо воспользоваться кризисом, чтобы изменить характер экономики и направление ее движения. Государственная поддержка лишает денег тех, кто хорошо работает, и дает деньги тем, кто работает плохо».

К счастью, государство это, похоже, понимает. И именно в этом заключается суть модернизационной программы президента Дмитрия Медведева. К несчастью, государство не очень успешно реализует эту программу. И то, что все планы по совершенствованию экономики в 2011 году основаны на «сюрпризах от инвестиционной программы «Газпрома», о чем говорил Клепач, свидетельствует о бессилии государства, которое не в состоянии осуществить перемены. Но, по крайней мере, Кремль понимает масштабы проблемы, а также то, что надо делать, дабы избежать провала. «Экономика вступает сегодня в новую фазу роста. В ней должны произойти крупные качественные изменения, иначе она будет неконкурентоспособной, и мы не сможем выбраться из этой ловушки периодической девальвации», - говорит Клепач.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.