Спустя двадцать лет после того, как политика гласности Михаила Горбачева повлекла за собой распад Советского Союза, правительство президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина вновь встает на путь стратегии открытости. Однако на сей раз оно делает ставку на экономическую гласность в целях привлечения инвестиционных потоков, которые нужны России для диверсификации основанной на нефтяной отрасли экономики страны и для модернизации ее обветшавшей инфраструктуры.

Президент и премьер-министр надеются, что это будет дорога с двусторонним движением, поскольку российской промышленности также необходимо налаживание стратегических связей с признанными компаниями, особенно в Европе. Именно в этом причина той решимости, с которой государство намерено улучшать взгляды и мнения иностранных инвесторов, зарубежных законодательных органов и ведущих корпораций о России. Этим же объясняется стремление России привлечь в свою страну крупнейшие спортивные мероприятия, такие как Чемпионат мира по футболу и гонки "Формулы-1". Именно поэтому после 17 лет колебаний у России возникла острая потребность во вступлении во Всемирную торговую организацию, что она намерена сделать в 2011 году. России нужен инвестиционный капитал, а также профессиональные знания и опыт западных компаний, если она хочет снять со своей шеи удавку нефтяной зависимости. Именно поэтому сегодняшняя экономическая гласность вполне реальна и будет постоянно подкрепляться.

Безусловно, те полтора триллиона долларов, что Россия заработала с начала нынешнего века на экспорте нефти и газа, помогли ей выбраться из хаоса 1990-х годов и создать сильную экономику, приводимую в действие внутренним спросом. Россия ежемесячно тратит почти 50 миллиардов долларов на потребительские товары, и эта цифра снова растет на пять с лишним процентов ежегодно. Кроме того, страна к концу года продаст почти 2 миллиона автомобилей. Однако согласно прогнозам Министерства финансов, для сбалансирования федерального бюджета нефть теперь должна стоить более 90 долларов за баррель. Большая часть бюджетных расходов пойдет на программы социальной сферы, в основном, в области здравоохранения и образования, а также на оплату пенсий и зарплат госслужащих. Ни одно правительство мира не может снизить социальные расходы такого рода – иначе оно рискует создать нестабильность в обществе.

Но при нынешних ценах на нефть денег на программы экономического развития и на восстановление инфраструктуры почти не остается. Согласно весьма консервативным оценкам, общая стоимость затрат на инфраструктуру в предстоящие пять лет составит 500 миллиардов долларов. Доходы от запланированной приватизации составят менее 10% этой суммы. Остальные средства должны дать программы расширения государственно-частного партнерства, очень существенное увеличение прямых иностранных инвестиций и рынок кредитования. Сегодня все три категории составляют очень незначительную долю поступлений. Например, доля прямых иностранных инвестиций в этом году должна составить не более одного процента валового внутреннего продукта. Но в то же время, у России большой потенциал для развития рынка ссудного капитала, поскольку сегодня соотношение заемного капитала к ВВП составляет менее 11%.

Те иностранные законодатели и инвесторы, которые не имеют отношения к российским сырьевым отраслям, скептически относятся к России. Это и неудивительно после многочисленных событий, создававших на протяжении прошедшего десятилетия негативный образ страны. Именно эту часть зарубежного общества необходимо сейчас убедить в том, что Россия меняется, становится более открытой и приветствует иностранные инвестиции, особенно в тех секторах, которые нуждаются сегодня в развитии. Как продемонстрировали недавние сделки с участием PepsiCo и Thomas Cook, юридических и административных барьеров на пути заключения коммерческих соглашений в потребительском секторе не существует. Но это не всегда относится к так называемым стратегическим отраслям, которых сегодня насчитывается 42, и к инфраструктурным проектам.

В равной мере, правительство недовольно теми барьерами, которые существуют, как оно считает, на пути инвестирования средств в Европе российскими компаниями. Медведев особо выделил этот вопрос в своей речи на недавно состоявшемся саммите «Группы 20». Создание стратегических взаимоотношений это ключ к ускоренной модернизации страны. Хорошим примером тому является совместный проект Renault и Nissan с крупнейшим в России автопроизводителем компанией «АвтоВАЗ». Россия хочет создавать больше таких долгосрочных стратегических партнерств за счет обмена активами.

Правительство ведет напряженное сражение, чтобы изменить сохраняющееся негативное представление о стране и устранить правовые и административные препятствия, до сих пор мешающие прямым инвестициям. Безусловно, более мягкая внешняя политика, членство в ВТО, проведение популярных спортивных мероприятий и кампаний по формированию общественного мнения помогут в этом деле. Но чтобы обеспечить значительные и долговременные изменения во взглядах инвесторов на Россию, а также снизить ее высокие факторы риска, необходим также видимый успех в деле снижения коррупции, сокращения волокиты в бизнесе и повышения надежности правовой системы, дающей инвесторам лучшую защиту.

К счастью, государство начало этот процесс – в основном, потому что иного выхода для выживания у него нет. Все нефтяные преимущества страна исчерпала, и теперь ей необходим приток инвестиций. Если России не удастся привлечь иностранный капитал, если она сохранит чрезмерную зависимость от нефтяных и газовых цен, ей удастся обеспечить ежегодный рост в пределах всего 2,5-3%. А России необходимы среднегодовые темпы роста как минимум в 5%. Достичь этого можно только за счет мощного увеличения инвестиционных расходов.

Как и 20 лет тому назад, гласность сегодня это не просто возможность. Это острая необходимость.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.