К Новому году все должно быть готово. С этого дня начинаются регулярные поставки российской нефти в Китай по ответвлению от нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). До этого российская нефть доставлялась в испытывающий энергетический голод Китай преимущественно по дорогому и медленному железнодорожному пути. С открытием новой нитки трубопровода Россия может удвоить поставки нефти в срединную империю. Объемы закупок нефти, которая будет транспортироваться по ВСТО, были определены в прошлом году: в ближайшие 20 лет Россия поставит в Китай в общей сложности 300 миллионов тонн нефти. В пересчете на год это означает 15 миллионов тонн или 300 000 баррелей в сутки, что примерно соответствует примерно 4%  потребления нефти в Китае в прошлом году.

В обмен на поставки нефти российский нефтяной концерн «Роснефть» и оператор трубопроводной системы «Транснефть» получили китайский кредит в объеме 25 миллиардов долларов. Российский министр энергетики Сергей Шматко, выступая перед иностранными журналистами, с похвалой отозвался о долгосрочном характере сделок с Китаем. По его мнению, договоры на несколько лет вперед имеют важное значение в связи с высокой ценой инфраструктуры. В пользу китайской стороны говорит также ее готовность принимать участие в финансировании строительства трубопроводов. Кроме того, Шматко назвал сотрудничество с Китаем стратегическим. В этом контексте и реализуется восточный вектор в энергетической политике России. 

Поворот на Восток обходится России не дешево. Затраты на строительство нефтепровода ВСТО протяженностью свыше 4000 километров, связывающего Тайшет в Иркутской области с тихоокеанским побережьем, оценивается в 25 миллиардов долларов. В 2013 году будет завершено строительство второй очереди трубопровода от Сковородино, откуда идет ответвление на Китай, до Козьмино. Через этот морской порт  открывается путь на такие рынки как Япония, Корея и Юго-Восточная Азия. По данным специалистов в этой области, «Транснефть» в настоящее время субсидирует поставки нефти на восток за счет низких транспортных тарифов. Российские нефтяные концерны должны занять место на азиатском рынке, так как рост в будущем ожидается прежде всего в Азии и в меньшей степени в Европе, на которую сегодня ориентирована работа российской нефтяной отрасли. Освоение азиатских рынков позволяет гарантировать наполнение значительного государственного бюджета: около 45% доходов Российская Федерация получает от торговли нефтью.

Похожие варианты обсуждаются также и в газовой отрасли. Европейские страны зависят от российских поставок энергоносителей, но и Россия полностью ориентирована на поставки природного газа в Европу. Москва также флиртует с Пекином, демонстрируя таким образом европейским потребителям, что у России есть альтернативные маршруты экспортных поставок. В ближайшие восемь лет Россия хочет довести ежегодный объем экспорта природного газа в Китай до 70 миллиардов кубометров, что примерно составляет половину от общего объема российских поставок этого вида топлива в Европу в прошлом году. В следующем десятилетии Азия по объему должна стать такой же важной, как Европа. Однако Россия и Китай уже давно ведут переговоры о поставках газа, но пока этим двум странам не удалось договориться о цене. Недавно вновь было заявлено, что в следующем году договоренность относительно цены будет достигнута. Шматко уже мечтает о сотрудничестве в области нефтехимии и производстве соответствующих товаров. Европейские страны он упрекает в том, что их планы относительно ежегодного потребления энергетических ресурсов остаются слишком неопределенными. Они колеблются от 300 до 700 миллиардов кубометров природного газа – в зависимости от разработки альтернативных энергетических источников.

Сотрудничество Москвы и Пекина не ограничивается только нефтью и  природным газом. Российские поставки угля постоянно увеличиваются, и в ближайшее время объемы экспортных поставок в Китай этого вида энергоносителей составят 20 миллионов тонн. Китай предоставил России кредит в 6 миллиардов долларов на поставки угля в течение 25 лет. Хорошие перспективы видит Шматко и в возможности реализации совместных энергетических проектов в третьих странах. Китай, по его словам, заинтересован в гарантированных долгосрочных поставках, а Россия могла бы использовать свой опыт добычи нефти и природного газа в других странах. Пока еще конкретных проектов нет, однако стратегическое видение во многом совпадает. Кроме того, оба соседа стали еще ближе, так как китайскую валюту можно теперь напрямую купить в Москву. Местные валюты должны заменить американский доллар в двусторонней торговле. Юань еще не является конвертируемым, но Китай допускает все больше экспериментов.

На основе общих энергетических интересов часто напряженные в прошлом китайско-российские отношения улучшились. Однако обе стороны отдают себе отчет в том, где проходит граница. Показателем этого являются трудные переговоры по поводу цены поставок природного газа. Кроме того, Китай направляет свои щупальце в район Центральной Азии, то есть в российский задний двор. Из Казахстана и Туркменистана в срединную империю транспортируются нефть и природный газ. Пекин не хочет быть зависимым от поставок российских энергоносителей. А России грозит опасность оказаться в отношениях с Китаем всего лишь поставщиком сырьевых товаров для мировой мастерской.