- Господин Малашенко, недавно Азербайджан и Евросоюз подписали совместную декларацию о создании «Южного энергетического коридора». Как вы оцениваете этот факт?

- Ожидалось, что эта декларация будет подписана. Nabucco будет доставлять в Европу около 30 миллиардов кубометров газа. Он является альтернативой и конкурентом российскому проекту «Южный поток». Конечно, проект Nabucco является нежелательным для России. Но проект существует и его не избежать. Однако, идут разговоры, конечно неофициального характера, что проекты Nabucco и «Южный поток» будут действовать скоординировано и даже будут совмещены. Сегодня, я думаю, что Nabucco будет построен. Для этого есть деньги – несколько миллиардов евро. Безусловно, Nabucco выгоден Европе, Азербайджану, Туркменистану. Газопровод пройдет через Турцию, Болгарию в Румынию и Австрию, следовательно, он является большой, я бы сказал, азиатской, кавказской и европейской программой. Строительство газопровода Nabucco планируется осуществить только в 2015 году.

- Какой будет реакция Москвы, как вы считаете?

- Прежде всего, Москва отказалась от сотрудничества с Туркменистаном в вопросе экспорта газа, а без туркменского газа проект Nabucco был бы просто невозможен. Безусловно, он станет серьезным конкурентом для российского «Южного потока». Но все понимают, что Nabucco представляет опасность для Москвы больше в политическом, нежели экономическом плане, поскольку газ, на самом деле, является средством влияния на европейскую политику. Осуществление проекта Nabucco значительно ослабит значение газа как стратегического инструмента России.

- Несомненно, в руках Москвы серьезным инструментом давления на Азербайджан является карабахский конфликт. Как повлияет факт подписания данной декларации между Азербайджаном и ЕС на процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта?

- Я думаю, что уже ничего не может повлиять на реальное урегулирование конфликта, поскольку это «личный» конфликт. Будь то Nabucco,  или что-то другое, вряд ли это повлияет на карабахский процесс.

- Говоря о нагорно-карабахском урегулировании, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что на данном этапе не стоит мешать этому процессу. Что, по вашему мнению, имел в виду глава МИД России, и кто мешает процессу в данный момент?

- Я бы не сказал, что Лавров кого-то похвалил, а другого пожурил. Как обычно, он говорил таким образом, что непонятно, о ком речь. Поэтому, я бы не делал никаких выводов из его намеков. Кстати, Карабахский вопрос, судя по опубликованным анализам его речи, вообще не числится в ряду важнейших задач России. То есть, Карабахский вопрос относится к тем проблемам, которые совершенно не считаются решающими для России.

- И как вы это оцениваете? 


- В России, как и везде, понимают, что неизвестно, когда решится этот вопрос, и решится ли он когда-либо вообще. Россия не играет непосредственной роли в решении этого вопроса. Я не думаю, что Россия поддержит интересы какой-либо из сторон, это было понятно и в 1988 году, когда самого государства Россия еще и не существовало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.