Когда российские миллиардеры и партнеры BP, возглавляемые Михаилом Фридманом, подали иск в лондонский Высокий суд с целью помешать британской нефтяной группе образовать альянс с находящейся под государственным контролем компанией «Роснефть», это вызвало шок у московского инвестиционного сообщества.

«Что он делает?» – спрашивает один инвестор.  «Разве можно выступать против господина С?», - шепотом произносит другой.

«Мистер С», о котором идет речь, это Игорь Сечин – председатель совета директоров Роснефти – крупнейшей российской нефтяной компании и энергетический царь, бросивший свой авторитет на чашу весов при заключении сделки с BP.

Подача судебного иска непокорным г-ном Фридманом – одним из основателей крупной нефтяной и банковской группы -  приведет к противостоянию с самой влиятельной фигурой в России и близким союзником российского премьер-министра Владимира Путина.

Альянс Роснефти и BP рассматривался как персональный триумф г-на Сечина, так как это оставляло бы в прошлом  сомнительный захват активов находящегося в тюремном заключении нефтяного магната Михаила Ходорковского. Многие считали, что именно г-н Сечин возглавлял борьбу против ЮКОСа – нефтяной компании, принадлежавшей г-ну Ходорковскому.

Это не первый случай, когда г-н Фридман, имеющий хорошие связи с Кремлем, выступает в суде против влиятельных государственных интересов. Аналитики говорят о том, что для российских акционеров совместного предприятия ТНК-BP  это судебный иск может быть вопросом выживания в российской энергетической отрасли, в которой государство продолжает укреплять свое доминирующее положение.

Альянс BP с Роснефтью повышает вероятность того, что государственные нефтяные компании могут попытаться получить в свое распоряжение 50% акций ТНК-BP, принадлежащих консорциуму Alfa-Access-Renova, который был создан г-ном Фридманом и его партнерами.

Роснефть получает дополнительное преимущество благодаря серьезным административным ресурсам, имеющимся в распоряжении г-на Сечина, который также является заместителем премьер-министра и имеет привилегированный доступ к новым месторождениям. Хорошо осведомленные люди говорят о том, что соглашение BP и Роснефти, о котором было объявлено в этом месяце и которое предусматривает совместную работу в Арктике, а также в других частях земного шара, может быть только началом формирования значительно более широкого альянса.

«Они (AAR) боятся того, что со временем могут потерять свой бизнес, - отмечает аналитик по энергетическим вопросам компании «Тройка Диалог» Валерий Нестеров. – Они думают о будущем, а также о том, как сохранить ТНК-BP. Скорее всего, они не нашли необходимой им поддержки со стороны российского правительства, и поэтому решили обратиться в Лондонский суд».

Помимо того, чтобы добиться от BP предоставления для ТНК-BP возможности участия в совместных с Роснефтью проектах, «они, вероятно, пытаются найти какие-то гарантии сохранения своего бизнеса», - подчеркивает г-н Нестеров. Консорциум AAR утверждает, что альянс BP с Роснефтью нарушает соглашение акционеров о создании ТНК-BP, в котором говорится о том, что каждая из сторон может участвовать в новых проектах в России или на Украине исключительно через созданное совместное предприятие. Представители AAR заявляют, что по условиям договора каждая из сторон должна предоставлять планы создания новых предприятий для изучения совету директоров ТНК-BP.

Компания BP настаивает на том, что она не нарушает положений договора и обещала в четверг предоставить документацию относительно сделки с Роснефтью.

Что касается г-на Сечина, то он осторожно отреагировал на подачу судебного иска. На Всемирном экономическом форуме в Давосе в четверг он сказал, что этот конфликт будет разрешен «правовыми средствами». По его словам, BP заверила Роснефть в том, что не будет никаких проблем с контрактом, заключенным с AAR.

Другие аналитики считают, что российские акционеры могут использовать это судебный иск как способ обеспечить себе более высокую цену в том случае, если в будущем им придется продать свои активы концерну «Роснефть».

«Я думаю, что холодок пробежал по спине Фридмана. Они пытаются укрепить свои позиции», - отмечает один из руководителей, работающих в этой отрасли.

Даже если ТНК-BP и не станет объектом для поглощения со стороны Роснефти, совместное предприятие все равно сможет найти пространство для будущей экспансии, сократившееся в настоящее время по причине сотрудничества BP с Роснефтью.
 
Российский энергетический пейзаж радикально изменился в пользу государственных компаний с того момента, когда в 2003 году было подписано соглашение с AAR о создании ТНК-BP.

Роснефть и Газпром – крупнейшие государственные компании – имеют преимущественный доступ и большим новым месторождениям, а также право на налоговые послабления, тогда как частые компании вынуждены иметь дело со значительной налоговой нагрузкой, истощенными месторождениями и ограниченным доступом к стратегическим новым проектам.

Роснефть занимает командные высоты в российской нефтяной отрасли, что было подтверждено в четверг, когда американская нефтяная группа ExxonMobil заявила об инвестировании 1 миллиарда долларов (630 миллионов фунтов стерлингов) в совместный проект с Роснефтью, связанный с добычей нефти на российском шельфе Черного моря.

Пока инвесторы внимательно следят за тем, что будет происходить в Лондонском суде.
«Если бы у них не было оснований для возбуждения дела в суде, они бы не стали этого делать, - отмечает г-н Нестеров. – Судя по всему, они уверены в том, что их позиции прочны».

«Они большие мастера судебных тяжб, - отмечает другой эксперт, хорошо знающий ситуацию. – Они очень сильны в отстаивании своих позиций в конфликтных ситуациях, но стали бы вы выступать против г-на Сечина?». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.