Москва – 100 долларов - такова стоимость барреля нефти, которая позволяет России более активно выступать на международной политической сцене.

Увеличившееся количество нефтедолларов, поступающих в государственную казну, снижает риск осложнения ситуации с дефицитом бюджета и надобности проведения реформ. Хорошие отношения с Западом, особенно политика «перезагрузки» с Вашингтоном, не являются первостепенными вопросами, когда внутренняя экономика в порядке.

В настоящее время Россия получает выгоду от массовых волнений на Ближнем Востоке. Нефть марки Urals продавалась за 113 долларов, в отличие от 75 в прошлом году. Следовательно, в российский бюджет сейчас поступает 76,5 долларов. Рост цен на нефть смягчил удар от роста цен на все остальное. На фоне этого Газпром, российский лидер по добыче газа и мощное оружие воздействия во внешней политике, наблюдает, как его влияние в Европе утопает в количестве конкурентов.

Ранее, в феврале премьер-министр Владимир Путин воодушевленно рассуждал о новой энергетической политике европейцев и предупреждал о возможных беспорядках в арабском мире. После многомесячных усилий Москвы и Вашингтона в достижении единой позиции по Грузии, две недели назад президент России Дмитрий Медведев обвинил Грузию в возможной угрозе срыва Олимпийских игр в 2014 году в Сочи, городе, который  находится недалеко от границы.

Ранее в этом году отношения России и Польши вновь обострились после обнародования отчета российской стороной с выводами комиссии о причинах крушения самолета с польским президентом и министрами на борту прошлой весной.

Но с ростом цен на нефть могут обостриться и другие проблемы. Бюрократы, сотрудники МВД, пенсионеры, строители и финансовые работники – все ожидают выгоды от поступления денег в казну. Вместе с ними выгоды ждут и нефтяные компании. Сверхдоход также кормит коррупцию, стимулирует теневую экономику и глушит любые попытки потребовать перемен от системы. Чуть позже все это доставит много хлопот России.

«Все заинтересованные группы получат свою долю от нефтедолларов», -считает  Александр Аузан, экономист и советник Дмитрия Медведева. «Несмотря на то, что это противоречит их долгосрочным интересам».

По словам Сергея Гуриева, ректора Российской школы экономики, любые изменения затронут хоть кого-то, так зачем рисковать, если деньги и так поступают?

Россия является ведущим экспортером нефти. Во время последнего скачка цен в 2007 году Москва наводнилась деньгами, а близкие к Путину люди намекали, что отныне Россия - независимая страна и не нуждается в дальнейшем сближении с западными странами. Экономический кризис 2008 года резко оборвал подобные высказывания и заставил президента Медведева разработать прозападную политику модернизации и диверсификации экономики, которая полностью зависит от цен на энергоносители.

В 2008 для стимуляции экономики Кремлю пришлось поднять зарплаты государственным работникам и пенсии на 35%. Теперь приходится иметь дело с этим повышением. Доходы от продажи нефти составляют 40% российского бюджета, и, согласно исследованиям Гайдаровского института экономической политики, цена, ниже 105 долларов за баррель, вновь поставит Россию в затруднительное положение.

Это является сдерживающим фактором в любом проявлении гордыни, считает Даниель Трейсман (Treisman), профессор по российскому развитию  Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Кремль находится в непростой финансовой ситуации  (парламентские выборы пройдут в декабре, президентские в марте 2012 года), и повышение видится скорее как спасение, нежели предвыборный ход.

«Нам не нужны высокие цены», - сообщает Леонид Григорьев, экономист и бывший советник Всемирного банка. «Нам важны хорошие отношения, стабильные рынки и разумные цены», которыми для него были бы 70-90 долларов за баррель.

Россия не отвернется от Запада ни в коем случае, считает Григорьев. Но в предвыборный год лидеры могут более громко высказываться о различиях между Россией и Западом. В 2010 в России случилось немало проблем, потому все старались обойтись малой кровью за рубежом. Теперь, когда государство обладает достаточным количеством средств, чтобы удовлетворить все внутренние затраты, осторожность может быть не так заметна.

Многие, среди них и Трейсман, не верили в успешность проведения Медведевым реформ, так как модернизацию невозможно произвести сверху вниз. Нефтяной бум снижает шансы прозападного направления развития российской экономики. По словам Григорьева, бум помогает большим корпорациям еще больше доминировать в экономике и усложнять жизнь маленьким компаниям,  которые предоставляют рабочие места и креативные решения.

IT-компании первыми пострадают первыми, из-за дороговизны труда в этой отрасли, считает Гуриев, а ведь именно на них опирается Медведев в своих инновационных проектах.

В Брюсселе Путина задело отношение Европы к Газпрому, гигантской государственной корпорации, которая ранее являлась ведущим поставщиком газа на европейский рынок. Газпром был удобным рычагом воздействия Кремля, например, на Украину, и служил напоминанием остальной Европе, что с Россией необходимо считаться.

Так было до того, как американские компании начали добывать дешевый натуральный газ, и до того, как развитие технологии позволило вести недорогую транспортировку сжиженного газа морем.

В Катаре построили новый завод СПГ для транспортировки газа в США, но в итоге экспорт перенаправили в Европу. В настоящий момент Европе дешевле закупать газ у Катара, чем доставлять его через газопровод из России. Европейские компании в последнее время пересматривают свои контракты с Газпромом, требуя снижения цен, а ЕС требует, чтобы Газпром избавился от своей сети трубопроводов на территории Европы.

Россия продолжит экспортировать газ в Европу, заявил Пьер Ноэль (Pierre Noel), энергетический специалист Кембриджского университета (University of Cambridge). «Ценовая политика меняется», - считает Ноэль, и Газпрому придется меняться вместе с ней.

Беспорядки в Северной Африке временно затмили проблемы Газпрома. В тот момент, когда ливийский трубопровод перекрыли, Италия, второй потребитель газа Газпрома в Европе, начала активнее заниматься пересмотром контракта.

Если в Алжире, добывающем больше газа, чем Ливия, начнутся беспорядки, то позиции Газпрома вновь будут пересмотрены.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.