Из блога автора газеты Lidové Noviny

Моя первая машина, на которой я собиралась бороздить русские степи, называлась «Ока», как известная русская река, впадающая в еще более известную Волгу. Стоило «это» в 1993 году ровно 1600 долларов (новая) и, на первый взгляд, напоминало белоснежное безе – «это» было так невинно мило. И к «этому» никак не подходило официальное название ВАЗ(СеАЗ)-1111.

Придумали эту минимашину на Волжском автомобильном заводе. Советским инженерам в 80-е годы пришло в голову, что можно немного скопировать японский автомобиль Daihatsu Cuore. На внешний вид поставили «советское» клеймо, и новое чудо увидело мир. У него только два маленьких цилиндра, должно было быть три, но сделать такой мотор забыли, и когда кузов уже красили, выяснилось, что внутрь ставить нечего. Так что там стоит старый двигатель ВАЗ-2108 на 1,3 литра.

В 1998 году «Ока» стала однозначно самым дешевым автомобилем в мире, конечно, не все соглашались относить ее к категории автомобилей. Для многих она была, скорее, карнавальным нарядом или надувным макетом. Но я не дам в обиду эту машинку.
 
Я решила приобрести именно «Оку» чисто по экономическим причинам. На самом деле я мечтала о Volvо, до сих пор безуспешно. Как мне посоветовали знатоки России (я тогда была в Москве только два года, и необходимого опыта у меня не было), не было смысла идти в какой-то магазин. Идти надо было к перекупщикам.
 
Я нашла такого торговца «Оками» и договорилась с ним о цене — 1 450 USD. Я проехалась на той машине и погладила ее – она была мне симпатична. Это был такой гадкий утенок, что во мне проснулись материнские чувства. Перекупщик заявил, что он подготовит документы (заплатит паре милиционеров и чиновников, чтобы нигде не надо было стоять в очередях) и через три дня привезет машину к моему дому. Он привез, взял деньги и дал мне ключи. Когда вечером я захотела совершить торжественный выезд, в машине я не нашла педалей. Мошенник продал мне версию для инвалидов без нижних конечностей, некоторые «Оки» меняли под них.

После моего плача в течение всей ночи мои чеченские друзья нашли мошенника, забрали у него деньги и заставили поменять машину для инвалидов на «Оку» для всех конечностей. Я получила «это» бесплатно. Через год я, наверное, единственная на этой планете, преодолела на этом варианте автомобиля расстояние между Москвой и Прагой за 28 часов. Полицейские на нашей территории постоянно меня останавливали, но никогда не штрафовали.

Некоторые фотографировались со мной, некоторые думали, что эту машинку я сама сделала, но все до единого восхищались мной вовсе не за мою смелость бегать в Грозном под российскими бомбами. Наконец, с моим коллегой Йеником мы в этой машине чуть не убились. Колеса у «Оки» находятся так близко друг к другу, что при каждом повороте руля машина сильно наклоняется в сторону. И коллега на трассе между Киевом и Москвой эту тонкость недооценил.

На прошлой неделе премьер России Владимир Путин снова демонстрировал, как силен, прекрасен и перспективен российский автопром. Он тестировал новую модель Ladа Granta, на первый взгляд, машину с отсталой внешностью и крайне сомнительными качествами. Двигатель объемом 1,6 литра в 90 лошадиных сил премьер смог завести только с пятой попытки, багажник он открывал с посторонней помощью – что-то там мешало. Что якобы, по словам инженеров, оботрется и поддастся. В остальном багажник Путина вдохновил. «Два мешка картошки влезут», — сказал он удовлетворенно.

Эта сцена мне немного напоминала тестирование еще одного чуда — Ladа Kalinа, которая должна была провезти премьера на несколько сотен километров, но на трассе он был вынужден менять автомобиль на совершенно новый, как загнанного коня. Машины для замены везли за Путины в грузовике.

Я люблю автомобили. Признаюсь, я люблю сильные, большие, быстрые, массивные, даже грубые втомобили. Но, главное, надежные. Машины – это личности, и если посмотреть на Mercedes, чувствуешь, кто в него вложил душу, при взгляде на Toyotа обращаешь внимание на ее особый характер. Русские уже несколько десятилетий пытаются произвести современный автомобиль с русской душой, за который державе не было бы стыдно. Снова не удалось. Не потому, что российские техники не способны добиться таких же достижений, что и немцы. Потому что отчаянная попытка перепрыгнуть в эволюции видов через целый этап ни чем хорошим окончиться не может. Российская экономика сегодня не может производить ничего лучше в свое время вполне приличных «жигулей девятки». Российская экономика в разрушенном состоянии, и без нефти и газа она не сможет сшить даже валенки. Но их в России делают действительно хорошо.