Пора уже признать, что альянс ВР с Роснефтью в Арктике никогда не одобрялся акционерами. Подо льдами наверняка много нефти, но ВР стала слишком беззащитной для России, слишком тесно имея дело с государственной компанией «Роснефть», с которой она должна была обменяться акциями.

В данном контексте провал изначального соглашения не является инвестиционной катастфой. Но сложно лестно отзываться о репутации председателя правления Боба Дадли как о человеке, сумевшем пробраться сквозь дебри российской политики.
 
Он совершил две ошибки, преследуя эту цель сомнительной ценности. Во-первых, он подумал, что партнеры ВР, олигархи из AAR, промолчат и не выскажут свое недовольство. А во-вторых, он положился на то, что председатель правления Роснефти Игорь Сечин сможет разрешить любые проблемы.

По первому пункту: Дадли должен был лучше обдумать все. ВР и AAR уже сталкивались в 2008 году, и тогда Дадли был в эпицентре событий. Ведь то, что Михаил Фридман и его коллеги обратились в суд, чтобы защитить права ТНК-ВР на совместные проекты с ВР, не должно было стать сюрпризом. Верховный суд выпустил постановление о блокировании обмена акциями с Роснефтью, что лишь подчеркнуло масштаб просчета. Позже ВР  безуспешно пыталась  выкупить партнерскую часть.

Просчет кавалерии, в лице Сечина и российского политического эстеблишмента, было сложно предсказать. С первого дня считалось, что AAR не будет мешать на пути. Казалось, что компания ВР извлекла урок из горького опыта и убедилась, что власть в России - на ее стороне. Напротив, правила игры изменились. Сечин ушел с поста председателя правления Роснефти в связи с кампанией президента Медведева по размежеванию министров и государственных компаний. А также Москва позволила международным правовым спорам развиваться естесственным ходом. Для Медведева данная ситуация стала прекрасной возможностью показать, что ветер перемен начал дуть на российской политической и бизнес-сцене. Но компания ВР была снесена ударной волной.

Естественно, что если Дадли дать больше времени, то он сможет разработать второе соглашение по Арктике. Он озвучил цифру, за которую российские олигархи готовы продать свои 50% ТНК-ВР, и она составляет 32 миллиарда долларов. Но последним препятствием для принятия соглашения в ночь с понедельника на вторник стал конфликт между Роснефтью и AAR, так что, может быть, компании смогут договориться о легальном способе разрешить обоюдное недоверие.

Но для Дадли и ВР намерение Роснефти искать другого партнера для работы в Арктике является поводом для беспокойства. Оптимистичный вгляд на эту ситуацию – это идея о том, что Роснефть позирует. Так или иначе, сложно поверить, что американские политики позволят компаниям ExxonMobil или  Chevron обменяться акциями с российской государственной компанией. Но, может быть, Роснефть потеряет интерес к обмену акциями с крупной иностранной компанией и решит сконцентрироваться на поиске опытных экспертов по ведению работ в шельфе Арктики. Тогда, ВР снова будет в фаворе.

На настоящий момент акционеры ВР смогут забыть несостоявшееся соглашение. Они примут тот факт, что дела в России делаются не с первого раза и позволят Дадли совершить вторую попытку. Но этого стоит ожидать только при определенных условиях. Условия нового соглашения должны быть достойными, а подписание соглашения не должно превращаться в мыльную оперу. Хотя шансы и на то, и на другое велики.