Открытие крупных месторождений сланцевого газа в Европе может развязать большую шпионскую игру. Старый континент до сих пор зависит от российского природного газа. И Россия не будет просто так на все смотреть, если Европа попытается выпутаться из этой зависимости, считают генералы в запасе Иржи Шедивы (Jiří Šedivý) и Андор Шандор (Andor Šándor). 

На кон поставлено немало: в СМИ недавно прошли сообщения о том, что в европейских сланцевых месторождениях скрыты существенные запасы природного газа. Весь континент, по приблизительным оценкам, на этом газе может прожить 60 лет. Одна Польша, обладающая крупнейшими в Европе месторождениями, на своих источниках при нынешнем потреблении могла бы выдержать 400 лет.

Только вот нигде не видно радости по поводу открытия месторождений. Во Франции, где находятся вторые по величине запасы сланцевого газа в Европе, нижняя палата парламента одобрила запрет добычи этого газа по экологическим причинам.

Из Варшавы доносятся еще более сильные опасения. «По нашим сведениям, возможно, что возникнет давление на принятие (ограничительных) правил для всей Европы», - заявил Марек Карабула (Marek Karabula) из государственной добывающей компании PGNiG. Поляки в то же время дали понять, что не позволят Брюсселю влиять на возможность выйти из энергетической зависимости от России.

На мушке Москвы

На вопрос, насколько сильно обнаружение сланцевого газа интересует русских, ключевых поставщиков природного газа в Европу, бывший глава генерального штаба Иржи Шедивы и экс-глава военной разведывательной службы Андор Шандор отвечают примерно одинаково: для Москвы энергия и источники сырья – политическое оружие.

«Для России это однозначно сильная конкуренция», - оценивает европейские месторождения Шедивы.

«В контексте строительства новых газопроводов русские должны серьезно относиться к информации, что появились новые источники газа. Это будет задача для всех разведок, не только для российской, - следить, что происходит в области полезных ископаемых», - дополняет коллегу Шандор.

Создание сети трубопроводов для центра Европы не обещает ничего хорошего. Упомянутые Шандором газопроводы «Северный поток» и «Южный поток» Чехию, Словакию и Польшу обойдут стороной. Один газопровод идет по дну Балтийского моря из России прямо в Германию, второй – через Болгарию и Сербию в Венгрию и Австрию. Эти газопроводы, таким образом, из общих приоритетов европейских стран «вытеснили» проект газопровода Nabucco, по которому сырье должно было идти из Каспия в обход России.

Против руки, полной козырей

   
Газовая партия с Россией сейчас для Европы имеет очень горький привкус. Во-первых, в европейских странах, в отличие от России, дело доходит до антиправительственных выступлений, которые могут поставить под угрозу положение власти. А если какая-то страна «сердится», как, например, Чехия с радаром, Россия из таких протестов, если говорить сдержанно, умеет извлекать пользу.
 
«Влияние на общественное мнение через экологические и миротворческие организации – это modus operandi, образ действий, которым русские пользуются очень долго и довольно успешно. Это русская карта, с которой они играли, например, в Западной Европе при размещении американских ракет, и они умеют играть с этой картой», - говорит Андор Шандор.
 
«Россия не может использовать открытые инструменты, это было бы контрпродуктивно, а скрытые возможности она использует совершенно точно. Например, поддержку экологических и других движений. У нас самих есть такой опыт с того времени, когда должен был быть размещен радар. Подход, который они избрали в отношении радара, они повторят, чтобы сохранить за собой позицию поставщика», - дополняет Иржи Шедивы.
 
Во-вторых, сейчас Европа не выжила бы без российского газа. Насколько мы уязвимы, Кремль показал в 2009 году, когда 2-го января он перекрыл газовые краны Украине, и до 18-го января несколько стран, включая Чехию, работали «на резервах».

В-третьих, России хоть и выгодно сохранение энергетического господства в Европе, но жизненной необходимости у нее в этом нет. У России уже есть готовые трубопроводы, ведущие в Китай, и, значит, конкурентный рынок сбыта. «Они от Европы не зависят. Конечно, они не хотят прерывать контракты, но как только дело коснется денег, они, безусловно, воспользуются китайской картой», - считает Шедивы.

Ключ к Европе – Германия

Оба генерала соглашаются в том, что главный российский инструмент в ЕС – Германия. Именно в Германию из России направляется газопровод «Северный поток». «Германия будет инструментом сохранения российского влияния. Мощный газопровод «Северный поток» даст ей полную эксклюзивность в дистрибуции газа», - открыто говорит Шедивы. У остальных держав нет таких сильных связей с Россией. У Британии, например, есть месторождения в Северном море.

Если на уровне ЕС удастся запретить добычу сланцевого газа, Центральная Европа по отношению к России и Германии будет в унизительном положении заложника, которому при необходимости можно, например, по «техническим причинам» перекрыть краны, пока он не возьмется за ум. Технические проблемы обычно получается быстро устранить.

Сам факт того, что Европа может добывать сланцевый газ (если сама не запретит добычу), может принести положительный эффект, даже если добыча не начнется. «Конкуренция может заставить Россию заняться многими вещами – вопросом качества трубопроводов, изучением месторождений, эффективностью добычи. Если это правда, что говорят, что добыча из сланца будет дешевле, значит, и русские будут вынуждены идти на максимально эффективную добычу», - описывает возможные плюсы Шедивы.