Российский президент Дмитрий Медведев заявил, что хочет превратить Москву в глобальный финансовый центр. И он сделал это превращение ключевым элементом своих планов по модернизации российской экономики. Тем не менее, в одном лишь первом квартале текущего года в России наблюдался отток капитала в размере 21 миллиарда долларов. Да и собственный главный экономический советник г-на Медведева признал недавно, что президент уверен, что «у нас не было настоящего прогресса в вопросе улучшения инвестиционного климата. Нам нужен прогресс сейчас, в самом ближайшем времени. Уровень инвестиций очень низкий, а уход капитала ощутим».

Комментарии советника президента затрагивают лишь одну часть более глобальной проблемы, более грандиозного вызова в задаче Москвы, которую она себе поставила – стать финансовым центром. Есть ряд значительных препятствий, которые надо будет преодолеть.

Коррупция – это коррозийная сила в стране. Россия находится на 154 месте из 178 государств в списке Индекса восприятия коррупции, составленном организацией Transparency International в 2010-м году. Страна также пользуется хорошо заслуженной репутацией глубоко забюрократизированного государства. В отчете Всемирного банка, посвященном процессам, которые требуется пройти для получения разрешения на строительство в 182 странах мира, Россия заняла второе по сложности процедур место в мире. Среди других препятствий – неадекватная инфраструктура, образовывающаяся за счет массовых транспортных задержек, а также неожиданные принудительные факты закрытия рынка акций – практика, которая началась во время финансового кризиса.

По этим и иным причинам, последний отчет Z/Yen о 75 мировых финансовых центрах, в котором они расставлены по принципу рейтинга, поместил Москву только на 68 место, после Манилы, Джакарты и Мальты.

Низкий статус Москвы также отражается в низкой инвесторской базе, которая весьма мала как в области розничных, так и в сфере институциональных инвесторов. Крупные российские компании, даже глобальные лидеры в своих отраслях, часто выбирают вариант привлечения капиталов в Лондоне или Гонконге. Отношение уровня цен к уровню зарплат в других странах БРИК, в среднем, на 50% выше, чем в России. Отношение рыночной капитализации страны к уровню валового внутреннего продукта (ВВП) в два-три раза ниже, чем в большинстве развитых стран «большой двадцатки», и даже ниже, чем в странах Латинской Америки или Восточной Европы, например, в Польше. Однако именно поэтому потенциал роста для России высок.

Последний отчет Oliver Wyman о ведущих участниках российского финансового рынка подчеркивал разрыв между Москвой и ведущими финансовыми центрами, такими как Нью-Йорк или Лондон. Респонденты, опрошенные в рамках подготовки отчета, говорили о верховенстве закона как о ключевой области, которая нуждается в регуляторном улучшении, и обращали внимание на недостатки в борьбе с коррупцией и в преследовании виновных в экономических преступлениях.

Респондентов также просили назвать наиболее важные области, на которых, по их мнению, стоит сосредоточить внимание. Первой была названа задача увеличения рыночной ликвидности и расширение возможностей в области долгосрочного финансирования. Второй упоминалась задача создания централизованной депозитарной системы. И третьей оказалась задача увеличения степени прозрачности.

Для привлечения инвестиций респонденты, опрошенные в ходе подготовки отчета, рекомендовали усилить регуляторные требования и надзор, улучшить ситуацию с раскрытием информации, предложить более сильную и здоровую защиту миноритарных акционеров и модернизировать стандарты корпоративного управления.

Осуществление этих реформ может значительно улучшить степень уверенности инвесторов и помочь преодолеть «дисконт России» по отношению к другим развивающимся рынкам. Эти реформы также помогут расширить инвесторскую базу, как среди розничных, так и среди институциональных инвесторов.

Россия осуществила ряд шагов в правильном направлении. Создается новый регулятор, который объединит в себе надзор за финансовыми рынками и сектор страхования. Были предприняты шаги для введения стандартов Базель II и Базель III в банковском секторе, что должно улучшить ситуацию с банковской прозрачностью. Ожидаемое объединение ММВБ и РТС также, как ожидается, обернется консолидацией рыночной инфраструктуры, что может помочь компенсировать отсутствие центрального депозитария. Объединенная биржа также может помочь России прояснить и более четко обозначить свою роль в глобальной рыночной инфраструктуре на фоне продолжающейся мировой активности в области слияний и поглощений.

Правительственная программа приватизации объемом в 50 миллиардов долларов, подразумевающая продажу в основном миноритарных пакетов в ведущих нефтяных, банковских и логистических компаниях, усилит приверженность России рыночному направлению развития, и одновременно поможет привлечь инвестиции. Но без юридической и судебной реформ международные инвесторы по-прежнему будут обеспокоены тем, будут ли защищены их права как миноритарных владельцев в государственных компаниях.

Москва действительно обладает рядом преимуществ. Ее географическое положение естественным образом ведет к тому, чтобы она служила мостом между Европой и Азией. И у нее есть языковые и культурные связи, которые объединяют ее с бывшими советскими республиками, которые ныне составляют Содружество независимых государств (СНГ). Население также хорошо образовано, имеет сильную основу в области математических и технических навыков. Возможно, наиболее важным из всего является экономика страны, которая по паритету покупательной способности является шестой по величине в мире, она (страна) также обладает огромными запасами природных ресурсов, что обеспечивает твердую основу для будущего роста.

В то время как еще надо будет посмотреть, помогут ли эти преимущества России преодолеть трудности, лидеры страны должны взглянуть на опыт Польши. Для развития своего финансового сектора Польша создала сильную базу из индивидуальных и местных институциональных инвесторов, когда она с начала 1990-х годов начала приватизировать разные отрасли, одновременно улучшая условия для прямых иностранных инвестиций. Компании осуществляли листинг через Варшаву, а не через иностранные биржи, и по таким ценам, которые позволяли местным инвесторам быстро получить прибыль. IPO Варшавской фондовой биржи в ноябре прошлого года привлекло 323 тысячи индивидуальных инвесторов, а это больше, чем число активных инвесторов во всей России.

Подобные действия усилили развитие финансового сектора в Польше. В последние несколько лет местная капитализация и ликвидность увеличились, инвесторы и размещающие бумаги для привлечения капитала сконцентрировались на Варшаве, и Варшавская биржа реинвестировала средства в инфраструктуру и продукцию, что привело к увеличению числа случаев листинга.

Этот опыт содержит в себе уроки для задачи Москвы в области превращения в финансовый центр, и он анализируется рабочей группой, созданной президентом Медведевым в прошлом году. Александр Волошин, который работал главой администрации президента Путина, возглавляет эти усилия.

Но в России ряд инсайдеров по-прежнему скептически настроены, сомневаясь в том, что настоящие позитивные перемены придут, и ожидают более конкретных шагов. Основываясь на прошлом опыте, этот скептицизм вполне оправдан. Но потенциальная отдача от реформы значима для Москвы – она поможет привлечь инвестиции, диверсифицировать экономику страны и улучшить благосостояние.

Г-н Мачейко (Maciejko) – партнер в поздразделении финансовых услуг в Oliver Wyman, глобальной консалтинговой компании в области менеджмента, также является управляющим директором подразделения по Центральной и Восточной Европе. Он работал в России и в регионе в целом 24 года.