В прошлом году правительство обещало обеспечить самый низкий уровень инфляции с советских времен. На деле же стране пришлось пережить засуху поистине библейских масштабов, разрушившую треть урожая зерновых с последующим взлетом цен.

На этой неделе возникло новое препятствие для обуздания цен – в виде европейских огурцов.

В четверг из-за вспышки инфекции кишечной палочки, от которой умерло 18 человек и около полутора тысяч заболели, Россия запретила импорт свежих овощей из Европейского союза.

Пока кто-то гадает, поможет ли этот запрет в сиюминутной ситуации или в отдаленной перспективе в непрекращающейся игре России против всего остального мира, премьер-министр Владимир Путин, кажется, вполне уверен в правильности позиции своей страны.

После того, как глава делегации ЕС во время визита в Москву сделал несколько критических замечаний по поводу этого запрета и заявил, что страна должна подчиниться духу Всемирной торговой организации (в которую Россия так пока и не вступила), Путин ответил: «Не знаю, какой там дух, но огурцы, после употребления которых люди умирают, действительно плохо пахнут!».

В Россию овощи поступают по преимуществу из бывших советских республик: Азербайджана и Узбекистана; однако значительная часть, по данным Федеральной таможенной службы, на сумму около 730 миллионов в год, экспортируется из Евросоюза.

Если лишить рынок этого экспортного товара, поднимутся цены на свежие овощи, составляющие значительную часть потребительской корзины российского покупателя. По мнению экономистов, это, вероятно, сведет к нулю традиционную дефляцию, которая обычно наблюдается в России летом, и уменьшит вероятность того, что Центробанк сможет добиться поставленной цели – 7% инфляции в конце года.

Потребительские цены с начала этого года уже выросли на 4,8%, что вынуждает большинство экономистов заявлять, что цель, которую поставил перед собой Центробанк, будет трудно достигнуть, даже без этого запрета на овощи.

Министерство сельского хозяйства России утверждает, что в стране достаточно своих огурцов, и что засуха никак не повлияет на инфляцию. Примерно то же самое они твердили в прошлом году о зерне, в самый разгар засухи.

Все это произошло к моменту окончания запрета России на экспорт зерна, наложенного в августе прошлого года, который должен быть отменен 1 июля. Председатель Центробанка России Сергей Игнатьев недавно назвал неизбежный рост внутренних цен на зерно после отмены этого запрета «единственной угрозой для наших прогнозов относительно инфляции на этот год».

Игнатьев попросил применения плавающих тарифов к ценам на зерно, чтобы задержать рост инфляции – правительство может согласиться с этим предложением, а может и не согласиться. Поскольку большинство жителей России называют инфляцию основной экономической проблемой, весьма вероятно, что в преддверии президентских выборов,  запланированных на 2012 год, правительство решит более серьезно отнестись к этому вопросу.

Что бы ни случилось, похоже, счастье по-прежнему изменяет России в ее борьбе против роста цен, и стране снова будет трудно справиться с инфляцией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.