Москва сталкивается с дилеммой. Как ей найти баланс интересов между крупными производителями зерна, которые хотят получить неограниченный выход на иностранные рынки – и могут вызвать рост цен внутри страны – и миллионами россиян, встревоженных ростом цен на продукты питания?

Исход этих дебатов даст о себе знать далеко за пределами России и может в предстоящие месяцы отразиться на состоянии мировых рынков зерна.

В прошлом месяце Москва сняла запрет на экспорт зерна, просигнализировав о возвращении одного из крупнейших в мире экспортеров пшеницы как раз вовремя, чтобы компенсировать потери урожая из-за засухи в Западной Европе и на юге США. Но как только трейдеры стали перевозить зерно из внутренних районов России в черноморские порты, власти начали призывать к введению карательных экспортных пошлин.

Призывы ввести пошлины на экспортное зерно отражают обеспокоенность общества ростом цен на продукты питания в стране. Подъем продовольственных цен стал политической головной болью для российских лидеров, готовящихся к нынешним парламентским выборам и к важным президентским выборам, намеченным на 2012 год.

В августе прошлого года, когда рекордная жара и засуха уничтожили более трети урожая в России, Москва ввела полный запрет на экспорт зерна. Из-за катастрофически низкого урожая и последовавшего за ним эмбарго цены на пшеницу взлетели в Париже до 280 евро за тонну, поставив двухлетний рекорд и вызвав международное осуждение.

Виды на нынешний урожай намного оптимистичнее, поскольку дожди прошли вовремя. В связи с этим в мае было принято решение об отмене экспортного запрета. Цены на поставляемую пшеницу в этом году снизились до 240 евро за тонну, поскольку появились надежды на хороший урожай и устойчивый экспорт из России.

Но некоторые представители власти считают, что страна ведет рискованную игру, снимая ограничения до того, как фермеры собрали урожай.

Глава российского Центробанка Сергей Игнатьев призвал ввести экспортную пошлину, чтобы ограничить продажи за рубеж. Он назвал отмену эмбарго «серьезнейшей угрозой» для действий правительства по снижению инфляции в этом году с 10 до 7 процентов.

Российский президент Дмитрий Медведев приветствовал снятие запрета, назвав это хорошей возможностью вернуться на высокодоходные экспортные рынки, такие как египетский. Однако он предупредил, что внутренний рынок должен иметь приоритет над внешней торговлей.

«Поэтому очень увлекаться экспортом зерна тоже не следует, - сказал он. – Мне кажется, что лучшая мера здесь это таможенное и тарифное регулирование».

Угроза новых ограничений на экспортные продажи, возникшая сразу после снятия запрета и спустя всего несколько лет после введения экспортных пошлин из-за мирового продовольственного кризиса 2007-2008 годов, усиливает сомнения в отношении России как надежного поставщика зерна в момент дисбаланса на глобальном рынке.

По данным российских СМИ, Игнатьев предложил ввести пошлину, когда базовые цены на российскую пшеницу преодолеют отметку в 6500 рублей (около 234,5 евро) за тонну.

Московская сельскохозяйственная консалтинговая фирма «СовЭкон» дает такую оценку, что в прошлом году цены поднялись до 6350 рублей за тонну, то есть, приблизились к предложенному Центробанком порогу.

Российский зерновой союз, являющийся лоббистской организацией фермеров, предложил ввести экспортные пошлины, если цены вырастут до 7000 рублей за тонну.

«Эта цена удовлетворяет фермеров, а также является  приемлемой для потребителей», - заявил президент союза Аркадий Злочевский.

Однако несмотря на давление со стороны фермерского лобби и Центрального банка, никаких изменений не последовало. Аналитики считают, что Москва может подождать два-три месяца, пока не будет собрана основная часть урожая, а уже потом принять решение – вводить ограничения или разрешить свободную торговлю.

Официальные лица заявляют, что в этом году производство зерна в стране может восстановиться, достигнув 85-90 миллионов тонн, в то время как в 2010 году урожай составил всего 61 миллион тонн.

Такой крупный урожай позволит экспортировать в 2011-2012 сельскохозяйственном году 15 миллионов тонн зерна, что в три раза больше объемов прошлого сезона.

Другие специалисты не испытывают такого оптимизма. Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько говорит, что экспорт «превысит 10 миллионов тонн, однако 20 миллионов тонн это слишком много», и надеяться на это не стоит. Взгляды Рылько разделяют многие специалисты из отрасли экспортной зерновой торговли.

Сегодня, когда фермеры готовятся к жатве, у природы есть еще время для того, чтобы сыграть злую шутку. Жаркая погода в предстоящие недели может уничтожить уязвимые посевы, посаженные в иссушенной почве. Если это произойдет, трейдерам придется готовиться к прошлогодней неустойчивости цен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.