В среду начинается государственный визит в Россию китайского лидера Ху Цзиньтао. Кульминационным моментом визита, как рассчитывают обе стороны, станет подписание знакового газового соглашения, которое призвано зацементировать связи между крупнейшим энергопроизводителем и крупнейшим энергопотребителем мира.

Однако российские и китайские газовые чиновники во вторник все еще продолжали попытки достичь договоренностей по коммерческим условиям сделки, которая откроет путь для ежегодных поставок в Китай 68 миллиардов кубометров сибирского газа в течение ближайших тридцати лет.

Г-н Ху проведет переговоры с президентом России Дмитрием Медведевым в Кремле в среду, после чего примет участие в экономической конференции в Санкт-Петербурге, и именно там они оба, как ожидается, дадут сигнал о прогрессе в ходе газовых переговоров, даже если окончательное соглашение еще не будет достигнуто.

Газовый договор, следующий шаг после произошедшего в этом году запуска нефтяного трубопровода в Китай, является ключевым моментом российской стратегии глобализации своей энерготорговли и укрепления своих переговорных позиций на европейских рынках, которые потребляют большую часть ее газового экспорта. Китаю нужен российский газ, чтобы подпитывать свой быстрый экономический рост и уменьшить степень использования вредного с экологической точки зрения угля.

Но даже при том, что их стратегические экономические цели совпадают, двум странам было непросто прийти к соглашению по цене на газ к приходящемуся на визит г-на Ху крайнему сроку для завершения сделки.

Цзян Цземинь (Jiang Jiemin), президент китайской нефтегазовой корпорации China National Petroleum Corporation (CNPC), и Алексей Миллер, глава Газпрома, встретились в рамках третьего дня переговоров в Москве во вторник, пытаясь найти выход из тупика. В кратком заявлении Газпром отметил лишь: «Газовые переговоры будут продолжены».

Газпром настаивает на том, чтобы прибыль от экспорта в Китай соответствовала уровню прибыли от торговли газом на европейских рынках, где спрос на газ, как ожидается, будет расти по мере того, как потребители все больше опасаются атомной энергии после ядерной катастрофы на японской АЭС «Фукусима».

Китай намерен активно торговаться о цене на газ, ибо он уже заключил контракты на импорт сжиженного природного газа (СПГ) из Австралии и с Ближнего Востока, а также о трубопроводных поставках из Мьянмы и Средней Азии. Переговоры также осложняются разногласиями по вопросу о маршруте, которым должны пройти две газовые трубы, которые Россия предложила построить из Сибири в Китай.

Россия выступает за трубопровод, который будет вести с существующих газовых месторождений в Западной Сибири в провинцию Синьцзян на северо-западе Китая, что даст возможность арбитражных операций между Европой и Китаем. Синьцзян также является входным пунктом для 1800-километрового газопровода, который CNPC строит для импорта газа из Средней Азии, где Россия сталкивается с конкуренцией со стороны Китая за энергоресурсы в этом регионе, который Москва считает своим «задним двором».

Китай, планируя увеличить закупки газа у Туркмении до 40 миллиардов кубометров в год, предпочел бы импортировать российский газ через трубу с новых месторождений Восточной Сибири в свой населенный и индустриализированный северо-восточный прибрежный регион.

Аналитики считают, что Китай, который получил права на разработку обширного газового месторождения в Туркмении, может потребовать доступа к российским газовым запасам в качестве условия для компромисса по вопросу о цене.

Гэвин Томпсон (Gavin Thompson), директор по китайским газовым исследованиям в Wood Mackenzie, эдинбургской консалтинговой компании в области энергетики, заявил, что спор по поводу цен на газ не испортит долгосрочных перспектив сделки. «Люди говорят о неизбежности этой договоренности, и это, возможно, весьма точно. Но… этот процесс [согласования цен] может продлиться еще год или даже два».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.