По истечении полугода с тех пор, как я последний раз писал об IKEA, я подумал, что пришла пора проверить, как обстоят дела у самого любимого The Russia Monitor иностранного инвестора в России. В декабре обнаружилось, что проблемы IKEA только усугубились. Вся история началась в феврале 2010 года, когда два высокопоставленных российских руководителя компании были уволены по обвинению в коррупции - в том, что они уполномочили субподрядчика заплатить взятку городским коммунальщикам в Санкт-Петербурге с целью подключить свой молл «Мега» к электросети. В конце 2010 года IKEA назвала имя нового директора своего бизнеса в России - Пера Вендшлага (Per Wendschlag), а также объявила о том, что прекращает все новые инвестиции в России. Прекращение было вызвано, судя по всему, бюрократическими препонами в случае с запланированными к открытию магазинами IKEA в Уфе и Самаре, а также с проблемами с уже действующим магазином в Москве.

Что изменилось за полгода

К удивлению The Russia Monitor IKEA достигла определенного прогресса в своих делах в России и возобновляет ранее запланированные инвестиции в эту страну. На прошлой неделе Служба государственной строительной экспертизы в Самаре одобрила строительные планы IKEA в отношении будущего молла «Мега-Самара». Как я подробно рассказывал ранее, административные проблемы IKEA в Уфе - давние и серьезные, настолько серьезные, что вышеупомянутые уволенные топ-менеджеры испытывали необходимость составить «список врагов» конкретно для этого региона. Так что это действительно серьезное преодоленное препятствие. И два запланированных магазина в Уфе - мебельный центр IKEA и «Мега» - должны открыться в конце следующего месяца. IKEA также возобновила экспансию в московском регионе, сегодня объявив о приобретении больших участков земли в бизнес-парке «Химки». IKEA даже запускает новые бизнес-планы, такие как ее недавнее решение открыть банк в России.

Помощь на высоком уровне, чтобы изменить ситуацию к лучшему


Поворотной точкой для бизнеса IKEA в России стал апрель, когда Министерство экономического развития (МЭР) обратилось к руководству российского отделения компании и убедило его возобновить бизнес-экспансию в стране. Действительно, министр Эльвира Набиуллина гордо объявила, что шведский ритейлер согласился не только возобновить строительство новых магазинов, но также инвестировать средства в российские производственные мощности посредством локализации производства. Конечно, это не первый случай, когда из-за дрянного инвестиционного климата России приходится умасливать стратегических инвесторов, чтобы они пошли на те инвестиции, на которые в ином случае идти не хотели. Тем не менее, учитывая размер и прогнозируемый рост российского потребительского рынка, возможно, IKEA и стоило пойти на производство нескольких столов в России в обмен на федеральную защиту своей розничной торговли.

Ну и что с расследованием коррупции?


Открытым вопросом остается вопрос о статусе коррупционного расследования по поводу санкт-петербургского магазина IKEA. Набиуллина ясно дала понять, что с российской стороны расследования или судебного преследования не будет (неудивительно). А что насчет шведов, которые ранее говорили, что расследование идет? По данным отчета Transparency International, посвященного антикоррупционным действиям, IKEA не входит в список компаний, в отношении которых шведские власти ведут сейчас какие-то расследования или судебные преследования. Также нет никаких признаков участия голландских властей (родительская холдинговая компания IKEA имеет штаб-квартиру в Нидерландах). Так что, IKEA избежала риска? Не обязательно. Европейские правоохранительные органы все еще относительные новички в антикоррупционной игре, и не так быстро смекают и реагируют, как, например, американский Минюст или Комиссия по ценным бумагам и биржам.

Уроки усвоены?


По иронии судьбы, вся история IKEA в России - начиная с печально известного Леннарта Дальгрена (Lennart Dahlgren) (первый гендиректор IKEA в России, который в 2010 году выпустил книгу о своей работе в России, прим. перев.) до двух уволенных топ-менеджеров-экспатов и до нынешнего руководства - представляет собой историю того, как можно преуспеть, потом потерпеть неудачу, и потом снова преуспеть на российском рынке. В случае с Дальгреном мы имеем смекалистого экспата, который действительно знает и ценит российскую культуру и российский бизнес-климат. Он использовал эти знания и контакты, чтобы пройти через «дикие 90-е» и обеспечил для IKEA место ведущего иностранного ритейлера в России. Два потерпевших неудачу и уволенных руководителя (исходя из новостных сообщений) столкнулись со сложной ситуацией, но отреагировали на нее на основе очень поверхностного понимания России (т.е. составляя списки врагов, пытаясь подкупить судей, идя в обход правил и мухлюя с субподрядчиками). Наконец, в случае с Пером Вендшлагом (Per Wendschlag) мы, кажется, видим возвращение модели Дальгрена, но с поправкой на медведевскую эпоху (т.е. строя отношения на федеральном, а не региональном уровне).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.