Во время состоявшегося две недели назад экономического форума в Лондоне заместитель председателя Центробанка России Алексей Улюкаев попытался успокоить своих собеседников, взолнованных утечкой капитала из России. Так, за первое полугодие 2011 года чистый отток частного капитала достиг отметки в 30 миллиардов долларов, при том что за весь 2010 год он составил 35,3 миллиарда долларов. В то же время, как утверждают в Центробанке, утечка капитала должна стабилизироваться в течение будущего года и скорее всего не превысит объемов прошлого года.  

Несмотря на то, что за последние годы Россия активно накапливает капиталы благодаря высоким ценам барреля нефти, предприятия (в том числе местные) воздерживаются от инвестиций. Более того, они стремятся разместить свои капиталы за границей, что, разумеется, не придает уверенности иностранным инвесторам. Как показывают цифры, это возникшее еще давно явление заметно усилилось в конце 2007 года. Помимо связанных с экономическим кризисом конъюнктурных причин, отток капиталов из России определяется с условиями на национальном рынке, который так и не стал благоприятным для инвестиций 20 лет спустя после краха коммунистического режима.

Слабая диверсификация


Тем не менее, эти инвестиции жизненно необходимы для модернизации и диверсификации российской промышленности. В настоящий момент поток инвестиций сосредоточен всего в двух секторах, добыче природных ресурсов и тяжелой промышленности, что отражает слабую диверсификацию экономики России в целом. Чтобы стимулировать инвестиции, российской промышленности предстоит решить две основополагающих задачи: переоценить роль государства в экономике и подвести под нее новую законодательную базу.   

Роль государства под вопросом

Восстановление государственного контроля в стратегических отраслях российской промышленности, который были приватизированы в 1990-х годах, не смогло вернуть доверие инвесторов. Хотя, конечно, в тот момент последствия дела ЮКОСа не оказали заметного влияния на объемы прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Достижения в области борьбы с коррупцией с 1999 года, а также риторика «вертикали власти» и «диктатуры закона», которые стали символами возвращения государства, несколько успокоили иностранных инвесторов, поспособствовав тем самым улучшению делового климата и 40% росту ПИИ в период с 2004 по 2005 год (данные Росстата). Таким образом, речь идет не о возвращении государства в экономику (его полный уход всегда нежелателен), а о роли, которое оно должно в ней играть.   

Так, российское государство превратилось из третейского судьи в одного из крупнейших игроков промышленного сектора и в частности энергетической отрасли: оно стало главным акционером, таких предприятий как «Газпром» или ЮКОС (посредством «Ростенфти»). Являясь крупнейшим производителем газа в стране (ему подконтрольно 40% добычи), государство также усилило свое присутствие в нестратегических секторах, например, в машиностроении («АвтоВАЗ», ОМЗ, «Силовые машины»), чтобы защитить национальные предприятия от иностранной конкуренции. Тем не менее, с учетом необходимости привлечения новых инвестиций, нам нужно спросить себя, действительно ли российское государство лучше всего подходит для того, чтобы эффективно провести стратегическую экспансию.

Нестабильность законодательства

Помимо роли государства в экономике иностранных инвесторов зачастую смущает и проблема нестабильности местного законодательства. Причем речь тут идет не только об иностранных, но и внутренних инвестициях. Так, с учетом слабости государственного контроля и проблем с признанием прав интеллектуальной собственности лишь немногие предприятия российского частного сектора готовы пойти на риски, связанные с разработкой новых технологий. Эти технологии являются основополагающей частью дорогостоящего производственного процесса, который предполагает получение прибылей от капиталовложений в долгосрочной перспективе. В таких условиях российская промышленность отдает предпочтение инновациям в широком смысле этого слова, нежели фундаментальным исследованиям или созданию технологически инновационной продукции, что серьезно вредит ее конкурентоспособности. Как следствие - экспорт российских товаров с высокой добавленной стоимостью не превышает 1% от общего объема продаваемой в странах ОБСЕ промышленной продукции. 

Таким образом, перед Россией сейчас стоят серьезные проблемы, а политическая стабильность, о которой столько говорил премьер-министр Путин, в нынешних условиях не способна сама по себе обеспечить гармоничное развитие и модернизацию российской экономики, несмотря на все призывы к иностранным инвесторам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.