Россия вновь пользуется популярностью среди инвесторов. Однако, на самом деле, эта гигантская страна является не растущим, а исключительно рискованным рынком.

Места на подиуме были еще заняты. Там сидели глава Deutsche Bank Акерман (Ackermann), руководитель Citigroup Викрам Пандит (Vikram Pandit), Джим О’Нил (Jim O’Neil) из Goldman Sachs Asset Management и другие высокопоставленные представители финансового мира. Девять человек во время работы Международного экономического форума в Санкт-Петербурге, проходившем две недели назад, на одном из четырех симпозиумов обсуждали будущее государств, входящих в группу БРИКС. В конце ведущий спросил о том, какой регион они предпочитают в настоящее время как инвесторы – Бразилию, Россию, Индию или Китай. Абсолютным фаворитом с четырьмя голосами из девяти стала Россия.

Не удивительно. Дело в том, что не только титаны финансового мира испытывают симпатию по отношению к этому гигантскому государству. Многие сотни менеджеров из фондов, занимающихся странами с развивающимися экономиками, разделяют этом мнение. В последнем ежемесячном опросе, проводимом Bank of America/Merrill Lynch, Россия также заметно опережает всех остальных участников группы.

По сравнению с маем отрыв России еще увеличился. «Россия теперь уже не только нефть и газ», - обосновал Джим О’Нил причины такого позитивного взгляда. В последнее время, по его мнению, Россия продолжила свое развитие. Он указывает прежде всего на целый ряд предприятий, работающих с новыми технологиями. «Нигде в Европе нет таких настроенных на инновации интернет-фирм». «Российская экономика находится в значительно более здоровом состоянии, чем до кризиса», - подчеркивает Маркус Сведберг (Marcus Svedberg) – главный экономист специализирующегося на Восточной Европе фонда East Capital. Вместе с тем, по его мнению, рост в ближайшие годы будет ниже, чем до кризиса.

Однако это следует рассматривать позитивно. Дело в том, что рост больше не будет двигать вперед только экспорт сырьевых товаров, но во все большей степени эту функцию будет выполнять потребление. «Этому способствует также и то, что многие россияне впервые смогут получить потребительские кредиты». Поэтому потребление вскоре вновь увеличится, хотя в последнее время оно сокращалось из-за роста инфляции.

Все это звучит прекрасно - в полном соответствии с классическими историями роста в странах с развивающимися экономиками. Однако многое говорит о том, что весь этот табун вновь сбился с пути. Его представители не принимают в расчет целый ряд негативных факторов. Тем не менее они имеют решающее значение. В конечном итоге они свидетельствуют о том, что Россия – это не история роста.

Начнем с потребительского бума. Возможно, в ближайшие месяцы все так и произойдет. Но его двигателем будут выступать прежде всего очень низкие проценты. Уровень инфляции составляет 9,6%, а ставка рефинансирования российского Центрального банка уже находится на уровне 8,25%. Поэтому логично, что кредитование процветает. Тем не менее этот потребительский бум продолжает оставаться основанным на кредитах. Рано или поздно россияне вынуждены будут за это расплачиваться.

«В России катастрофическая ситуация с демографией "

Вторая большая проблема состоит в том, что самих россиян становится все меньше. «В России катастрофическая ситуация с демографией», - отмечает Кристиан Гаттикер-Эрикссон (Christian Gattiker-Ericsson) – главный стратег по инвестициям частного швейцарского банка Julius Baer. Уже в течение 15 лет население в России сокращается, и с 1995 года оно уменьшилось примерно на шесть миллионов человек.

Низкий уровень продолжительности жизни, низкий уровень рождаемости и  активная эмиграция лишают эту страну населения. Даже если некоторые люди и станут больше потреблять, еще не известно, будет ли тем самым покрыто сокращение количества потребителей. «Россия – это не история внутреннего экономического развития», - заключает Гаттикер-Эрикссон.

И, наконец, рамочные условия для экономики. Что касается этого пункта, то даже Сведберг вынужден был согласиться с тем, что необходимы изменения. «Следует провести структурные реформы», - подчеркивает он. Его спрашивают, что он конкретно имеет в виду. Он начинает медленно перечислять и называет приватизацию. «А также инвестиции в инфраструктуру», - добавляет он. «И реформа пенсионной системы. И налоговая реформа. И вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО)». Пока он все это перечисляет, становится очевидным: по сути, Россия должна все полностью обновить.

Дело в том, что в России, помимо нефтяной и газовой промышленности, нет достойного упоминания производящего сектора. 80% экспорта приходится именно на сырьевые товары. И он составляет четверть валового внутреннего продукта.

Даже если и существует отдельные инновационные интернет-компании, то активность они проявляют в первую очередь только в собственной стране. Это относится и к службе электронной почты mail.ru, и к поисковику Яндекс, удачно разместившему несколько недель назад на бирже свои акции. Но они по-прежнему не являются игроками. Даже отдаленно их нельзя сравнить с Google или Facebook, и у них нет задатков для того, чтобы стать успешной международной историей.

Российский рынок акций пока продолжает оставаться похожим на пари, заключаемым на нефтяные или газовые цены. Это можно проследить по поведению индекса на московской бирже, который, если считать в долларах, почти рабски следует за колебаниями цен на нефть. Или лучше сказать – следовал. Дело в том, что в последние месяцы российская биржа немного от этого отстыковалась. Тем не менее она пошла не вверх, а вниз, и теперь ее показатели по большей части даже хуже, чем цены на нефть. Даже для этого потенциала уже не хватает. Определенно можно сказать - история роста выглядит иначе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.