Я стала бояться летать. В этом виноваты и уставшие российские пилоты, и техника. Из Адлера в грузинский Батуми я как-то летела с пьяным пилотом, как-то с трезвым экипажем в таджикский Хорог, куда машина ветхой конструкции едва дотащилась, потому что у нее отвалилось левое крыло. Я летела в глобально перегруженном «Ту» с шести козами в эконом-классе и 30 людьми в спортивных костюмах Adidas в бизнес-классе. Правда, это были 90-е годы, полные хаоса в русских душах и на зарождавшихся биржах. Годы, когда российским авиасообщением перестал руководить «Аэрофлот», распроданный, разворованный и разбитый на десятки маленьких компаний. Девяностые годы позади, но машины, уже тогда свое отлетавшие, по-прежнему возят нас по русском небу.

В этом году 21-го июня упал «Ту», в Петрозаводске самолет запутался в электрических проводах и упал на дорогу. Из 52 человек 44 погибли. Пилот был пьян, а компания так сэкономила на топливе, что второй пилот не мог попытаться сесть второй раз. У него закончилось топливо. В современной России обычное дело: никаких вторых попыток зайти на посадку, никакой возможности облететь грозу. Это дорого. Как и ремонт древних самолетов, не говоря уже о покупке новых! Пикантная русская особенность – «дотронуться до земли»: лететь так низко, чтобы пилот мог все контролировать визуально, и не надо было платить за услуги аэропорта по навигации. Экономия – до 20% общей стоимости полета. Тоже одно из завоеваний дикой приватизации авиапарка.
 
Оппозиционные политики утверждают, что российские самолеты падают, потому что они уже не могут летать, и ситуация в авиации просто копирует деградацию российского государства. По мнению российских экспертов, конечно, самая распространенная причина катастроф – спор между находящимися в стрессе пилотами. Один хочет садиться, второй – взлетать, один – повернуть налево, второй – направо. Пилоты уставшие (в целях экономии они летают сверхурочно), нетренированные (на обучение нет денег). Доказано, что элитный опытный пилот справился бы с большинством критических ситуаций, даже и на большом транспортном самолете. И такие пилоты есть в России. Только, говорят, они в месяц получают столько, что хватит поставить им памятник из золота в натуральную величину. Такие расходы не окупятся. А за пару человеческих жизней заплатит страховая компания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.