Вена – Россия решила продлить срок эксплуатации спорного поколения ядерных реакторов, подобных тому, который катастрофически взорвался в Чернобыле в 1986 году, заявил глава российской государственной атомной монополии.

Сергей Кириенко, генеральный директор «Росатома», отметил в интервью, что Россия приняла меры по продлению срока работы всех своих советских реакторов до сорока пяти лет. Среди этих реакторов есть одиннадцать таких же, как тот, что взорвался в Чернобыле, по замыслам советских инженеров, они должны были быть выведены из эксплуатации через тридцать лет.

Комментарии главы «Росатома» диаметрально противоположны глобальной реакции на мартовскую ядерную катастрофу, постигшую Японию, когда на на атомную электростанцию Фукусима Даити обрушилось цунами. В то время как Германия или Швейцария заложили основы для остановки своих ядерных реакторов в ближайшие годы, несколько других стран отменяют свои планы по строительству новых реакторов, пытаясь продлить срок работы тех, которые у них уже есть.

В то время как «Росатом» сейчас строит реакторы, которые считаются конструктивно более безопасными, чем реакторы советских времен, его решение добавить еще 15 лет к сроку эксплуатации старых станций, которым не хватает ряда современных черт, вызывает удивление у международных экспертов по ядерной безопасности.

Многие ученые-ядерщики, присутствовавшие на ежегодном заседании Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на этой неделе в Вене, выразили озабоченность в связи с российским шагом, который приведет к тому, что самый молодой из одиннадцати спорных реакторов будет заглушен только в 2035 году.

МАГАТЭ, орган ООН, следящий за ядерной отраслью, отказался комментировать российское решение, заявив, что оно находится в компетенции российских органов по контролю за атомной отраслью.

Четыре из одиннадцати российских реакторов советских времен, известных как реакторы РБМК, расположены менее чем в пятидесяти милях от Санкт-Петербурга, города с населением в пять миллионов человек. Еще три расположены около Смоленска, и оставшиеся четыре неподалеку от Курска, все на западе России.

Реакторы типа РБМК были предназначены для работы без бетонно-стальной конструкции защитной оболочки, которая призвана защищать от возможных выбросов радиации в случае чрезвычайного происшествия, в то время как на западных моделях эта конструкция является стандартным оборудованием, как и на реакторах поздней советской эпохи и российских времен.

Отсутствие защитной оболочки вокруг пострадавшего реактора в Чернобыле, в тогдашней советской Украине, привело к тому, что радиация распространилась на сотни миль по всей Европе после того, как из-за ошибки оператора реактор взорвался в 1986 году.

Европейский Союз призвал Россию и другие бывшие советские республики или государства-сателлиты заглушить свои советские реакторы, в частности модели РБМК. Реакторы типа РБМК есть на Украине и в Литве, они заглушены.

Согласно первоначальным ожиданиям в плане продолжительности работы реакторов, Россия должна была заглушить первый из своих реакторов РБМК в 2003 году, а к настоящему моменту должно было остаться только пять таких работающих реакторов.

«Росатом» осуществил скромные изменения в конструкции стареющих реакторов, установив на них новую электронику и улучшив защиту от пожара. Господин Кириенко заявил, что эти и другие усилия по модернизации означают, что реакторы соответствуют как российским, так и международным стандартам в области безопасности. Стресс-тесты, проведенные российскими и международными экспертами после аварии на Фукусиме, подтвердили их безопасность, отметил он.

Продление срока жизни стареющих реакторов вызывает ужас и оцепенение среди критиков в таких странах, как США и Франция. Старые реакторы уязвимы перед самыми разнообразными угрозами, начиная с чрезвычайной жары, облучения радиацией, и заканчивая химической коррозией.

В то время как у разных стран разные стандарты для продления срока эксплуатации атомных станций -  США, например, для двух третей своих реакторов продлили сроки работы на двадцать лет после их первоначального срока эксплуатации в сорок лет – эксперты согласны с тем, что продление должно касаться хорошо обслуживаемых реакторов с хорошей конструкцией.

Советские инженеры построили четыре типа реакторов в странах восточного блока, три из которых были заметно хуже, чем реакторы, построенные на Западе, говорят эксперты. Несмотря на риски, Российская Федерация остановила только один маленький пятимегаваттный реактор.

«Никто не ожидал, что эти четыре реактора до сих пор будут работать», - заявил Уильям Хорак (William Horak), глава подразделения по ядерным исследованиям в Национальной лаборатории Брукхэйвена, которая относится к Министерству энергетики США, а также ключевой советник американской Комиссии по ядерному регулированию (U.S. Nuclear Regulatory Commission) в интервью ранее в этом году.

Многие западные эксперты в ядерной области уверены, что реакторы РБМК относятся к числу самых опасных в мире и по-прежнему страдают от фундаментальных недостатков в конструкции.

В отличие от реакторов в США и большинстве стран Западной Европы, в которых ядерное топливо хранится в корпусах высокого давления, у реакторов РБМК нет центральных контейнеров. Вместо этого, каждый радиоактивный топливный элемент находится в отдельной напорной трубе. Поэтому инженерам приходится беспокоиться по поводу возможных повреждений или износа примерно тысячи индивидуальных труб, что значительно увеличивает риск возникновения проблем.

«Они вспучиваются, они сжимаются и они трескаются, - говорит господин Хорак из лаборатории Брукхэйвена. - Если у вас разорвется достаточное количество труб, получится катастрофа».

Одной из причин, по которой российские одиннадцать реакторов продолжают работать, является не только то, что они производят электричество, но также и то, что они поставляют тепловую энергию в Санкт-Петербург, Курск и Смоленск. Критики говорят, что русские скорее будут извлекать больше мощности из старых реакторов, чем строить дорогие новые реакторы или газовые электростанции, так как российские власти предпочитают продавать природный газ в Западную Европу.

Г-н Кириенко заявил, что «Росатом» уделяет больше внимания вопросам безопасности, чем соображениям экономического характера, и что во время продленного срока эксплуатации реакторы будут подвергаться стресс-тестам каждые три-пять лет. Он добавляет, что после аварии на Фукусиме оценки рисков «Росатомом» стали включать в себя больше оценок потенциальной опасности для населения на случай возможных атомных катастроф, даже если вероятность таких инцидентов крайне низка.

Но г-н Кириенко также сказал, что продление срока эксплуатации реакторов РБМК было необходимо для российской экономики, которая продолжит нуждаться в энергии росатомовских реакторов до тех пор, пока не будет построено новое поколение атомных станций. «Мы не можем закрыть все старые атомные станции разом», - сказал он.

«Росатом» уверен, что у атомной энергии большое будущее. Г-н Кириенко, выступая в кулуарах заседания МАГАТЭ, заявил, что он предсказывает, что на глобальном рынке появятся от 90 до 300 новых атомных реакторов в ближайшие двадцать лет. «Мы бы хотели занять долю рынка в 25%» в этих новых строительных проектах, отметил он.

Ранее на этой недели, по возможностям «Росатома» в области строительства новых реакторов – как на родине, так и за рубежом – был нанесен серьезный удар, когда немецкая инженерно-строительная группа Siemens AG подтвердила, что больше не хочет создавать с «Росатомом» совместное предприятие в атомном секторе.

Согласно условиям ранее предусматривавшегося партнерства, Siemens должен был обеспечивать жизненно необходимые неядерные компоненты для новых реакторов «Росатома», такие как, например, электронные системы контроля. Но немецкая компания практически отказалась от своих амбиций после аварии на Фукусиме и решения Германии отказаться от атомной энергетики вообще.

Г-н Кириенко сказал, что «Росатом» рассчитывает продолжить сотрудничать с Siemens в других областях, таких как атомная медицина. Но аналитики отмечают, что с целью реализации своих глобальных амбиций «Росатому» потребуется найти другой источник получения определенных технологий, которые, как ранее предполагалось, должен был бы предоставлять Siemens. Г-н Кириенко отметил, что «Росатом» сейчас занимается поисками нового технологического партнера.

«Росатом» ранее вел бизнес в области экспорта реакторов с некоторыми неоднозначными клиентами, в том числе и с Ираном. Российская компания в этом году завершила строительство реактора в иранском Бушере, проект, который, как сказал Кириенко, Россия не хотела бы повторять, учитывая технические проблемы на месте строительства и многочисленные споры с Ираном по поводу цены и по другим вопросам.

Россия получила одобрение Совета Безопасности ООН на строительство реактора в Бушере несмотря на пристальное международное внимание к иранской ядерной программе. В то время как Иран заявляет, что стремится к получению и производству только атомной энергии в мирных целях, западные власти подозревают, что он хочет получить возможность производить ядерное оружие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.