Шесть лет назад, через некоторое время после того, как Владимир Путин принял решение о строительстве газопровода по дну Балтийского моря, представители Газпрома отправились в лондонский аукционный дом Sotheby’s и купили там портрет не слишком красивой женщины. Картина малоизвестного датского художника Андреаса Мёллера (Andreas Møller), написанная в XVIII веке, изображала супругу российского императора Петра I – Екатерину. Марта Скавронская, ставшая впоследствии императрицей Екатериной I, простая прачка, родившаяся на территории современной Литвы, была вначале любовницей российского царя, потом его женой, а после его смерти - императрицей зарождающейся в начале XVIII века российской великой державы. Портрет кисти Мёллера с большой помпой продемонстрировали Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину и с почестями, подобающими национальной реликвии, поместили в самый известный российский музей – петербургский Эрмитаж. А копию портрета повесили в первой компрессорной станции «Портовая» в окрестностях Выборга, где берет свое начало газопровод «Северный поток».

Почему эта картина представляет для Газпрома такую ценность? Мёллер написал портрет Екатерины в Грайфсваальде (Greifswald) во время путешествия Петра I по Германии в 1712 году, а введенный в эксплуатацию газопровод выходит на сушу как раз неподалеку от этого немецкого города.

Мечта Путина

Царь Петр I – идол Владимира Путина, который хотел бы как он модернизировать Россию, вновь завоевать для нее Балтику (на этот раз в экономическом плане) и крепко связать свою страну с Германией. Главный проект Путина  – это «Северный поток», с помощью которого он хочет связать Россию с Европой. […]

Еще по теме: балтийская труба - бесполезная трата денег


Выбор портрета Екатерины в качестве талисмана газопровода – это символ, но, возможно, не самый счастливый. Оставшись вдовой, она всего за два года растратила авторитет правителя-реформатора. Предаваясь пьяным оргиям, она растранжирила огромное состояние и погрузила Россию в хаос. Любимое дитя Путина тоже может принести ему больше вреда, чем пользы.

Российские элиты попадут в еще большую зависимость от легких «газоевро». Это может означать, что на десятилетия установится авторитарная, консервативная и неподатливая на реформы власть, которая окажется в руках небольшой сказочно богатой группы людей, зависимых от миллиардов, поступающих из газовой трубы. Со временем это может привести к ослаблению позиции России до той роли, какую в глазах Запада играют арабские страны Персидского залива. За заработанные на нефти и газе деньги арабы покупают западные технологии и инвестируют в западные экономики. Но на деле они полностью зависят от политики покупателей их единственного экспортного товара.
Реализуя амбициозные проекты типа Nord Stream и ставя всю экономику с ног на голову, чтобы освободиться от транзита газа через Украину, Белоруссию и Центральную Европу, Москва избрала сходную политико-экономическую модель: она поставила себя в роль европейского резервуара с газом. Однако если спрос на богатства российской земли упадет, уменьшится и количество нулей на счетах газовых магнатов, а подсевшие на газовую иглу элиты будут тогда готовы сделать все, что от них потребуют – как любой наркоман.

Сведение роли страны до поставщика энергетических ресурсов – это, в сущности, поражение политики Путина. Вдобавок к этому, воплощая имперский план обхода Центральной Европы по Балтийскому морю, Москва потеряет гораздо более ценные азиатские рынки. Запасы российского газа исчерпаемы, а спрос на голубое топливо будет расти в стремительно развивающейся Азии, а не в Европе.

Еще по теме: «Северный поток» оставил Польшу один на один с Россией

Завоевание Европы

Строительство газопровода «Северный поток» можно, конечно, признать стратегическим выбором, который будет означать, что Россия на долгие годы свяжет себя с Европой. В ближайшие 15-20 лет Газпром останется крупным игроком на европейском энергетическом рынке. Создаваемая сеть газопроводов и хранилищ, а также сотрудничество с немецкими, итальянскими и французскими концернами облегчит процесс экспансии. […]

Немецкие и российские концерны объединяет общий интерес: доминирующая позиция на европейском рынке газа. В далеко идущие планы Газпрома входит завоевание французского и британского рынков. Уже сейчас в основных странах ЕС явно или скрытно работают российские компании, цель которых – подготовить экспансию Газпрома на европейские рынки. Одновременно Россия во все большей степени становится зависимой от сотрудничества с европейским бизнесом и уступает, хоть не без сопротивления, нормам законодательства ЕС.

«Nord Stream – это коммерческий, хоть и сильно политизированный проект», - говорит немецкий эксперт по России, член престижного клуба друзей Кремля «Валдай» Александр Рар (Alexander Rahr). Политика «газовой трубы» проста и проистекает из географии: нужно, чтобы меньше газа могло идти через Украину и больше – через Балтийское море. Особенно тогда, когда киевские власти становятся непослушными и, например, громче говорят об интеграции с ЕС, чем об укреплении связей с Россией.

Напрасная истерика

Соединив два берега Балтийского моря трубой, стоившей 10 миллиардов евро, россияне и их европейские партнеры дали Газпрому возможность транспортировать часть голубого топлива в обход всей Центральной и Восточной Европы (т.е. Украины, Белоруссии, Словакии, а также Польши), и именно поэтому словосочетание «Северный поток» с самого начала строительства приводило политиков нашего региона в трепет.

Еще по теме: каким «Северный поток» войдет в историю

Проект в один голос критиковали Александр Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski) и Лех Качиньский (Lech Kaczyński), Виктор Ющенко и Виктор Янукович, и даже Александр Лукашенко. Бывший президент Литвы Витаутас Ландсбергис (Vytautas Landsbergis) даже назвал этот проект новым альянсом России и Германии, цель которого – перекроить геополитическую карту Европы. Протестовали экологи (опасавшиеся нарушения экосистемы Балтики), политики и экономисты. Последние вообще не верили в экономический смысл проекта.

Вся эта истерика была напрасной. Россияне при помощи газовой трубы не обретут доминирование над Европой. Управляющий директор консорциума Nord Stream Маттиас Варниг (Matthias Warnig) признал,  что инвестиция окупится через 14-15 лет при условии, что она будет использоваться на полную мощность. Пока запущена первая нитка газопровода с пропускной способностью 27 миллиардов кубометров в год. Вторая, аналогичная, должна быть запущена в следующем году. Если суммировать количество газа по подписанным с Западной Европой контрактам, ясно, что речь о полном использовании возможностей газопровода пока не идет. Свободные мощности «Северного потока» могут вызывать обеспокоенность, т.к. теоретически Газпром мог бы пустить через Балтику часть того газа, которая проходит сейчас через Украину. Переговоры по новому контракту Киева и Москвы продолжаются в настоящий момент, и морская труба наверняка станет для россиян инструментом шантажа строптивого Януковича (украинский президент хочет добиться снижения цены на газ для Украины). […]


Однако  «Северный поток» может парадоксальным образом стать для Украины уникальным шансом на настоящее обновление политического класса. Все влиятельные политики в Киеве замешаны в ведении дел с Газпромом и подозрительными компаниями-посредниками по продаже газа. Все политики, начиная с Януковича, Ющенко и Юлии Тимошенко, каким-либо образом с этим связаны. В стране, через которую проходит более половины российского газа для Европы, за последние 20 лет были сколочены многомиллиардные состояния, которые под корень коррумпировали украинские элиты. Именно в этом кроется причина успеха российской политики на Украине и причина поражения Киева в его попытках добиться членства в ЕС. Если же Украина «слезет» с газовой иглы, деморализующей ее элиты, это, парадоксальным образом, даст шансы на оздоровление украинской политики. 

Проигранная битва Польши


В Польше мы можем чувствовать себя в еще большей безопасности. Наши поставки гарантированы контрактами с Газпромом. Помимо этого благодаря создаваемому в Свиноуйсьце (Świnoujście) газовому терминалу и покупке сжиженного газа у нас есть перспективы диверсификации источников поставок. Новые соединения с европейскими газовыми сетями улучшают ситуацию со снабжением, а благоприятные прогнозы по добыче сланцевого газа дают нам надежды на появление независимого источника. Пока полезнее всего для нас будет либерализация европейского рынка, которая уже сейчас позволит Польше покупать газ, например, в Германии, где он дешевле, чем тот, что в рамках контракта поставляют нам россияне. Так что мы способны эффективно противостоять российскому ценовому диктату и наверняка со временем сможем перестать быть зависимыми от единственного российского источника поставок.

Еще по теме: праздник прибытия газа

Стоит, однако, забыть о газовом эльдорадо, второй Норвегии и баснословных доходах от сланцевого газа. Пока мы создадим необходимую инфраструктуру и развернем добычу, Европа будет уже перекормлена российским сырьем, а мы - окружены сетью газопроводов с голубым топливом из Сибири, куда польский газ уже не поместится. […]

Мы боролись с балтийской трубой и не заметили, что россияне сами попали в европейскую ловушку и что, объединив силы европейских концернов при помощи газопровода, их можно будет держать «на коротком поводке». Ведь «Северный поток» не появился бы без кредитов европейских банков, без согласия ЕС, деятельности западных концернов. Труба была положена благодаря западным технологиям. Даже добыча газа на месторождениях российского Севера возможна лишь благодаря западным инвестициям. Собственно, единственный ценный актив России – это газ.

Еще по теме: Польша купит российский газ у Германии

Европейская ловушка


«Распространенное в Польше или странах Балтии мнение, что злой Газпром силой положил трубы, которыми он хочет опутать всю Европу, чтобы менять правительства при помощи газового вентиля, ошибочно. Европу таким шантажом ни к чему принудить не удастся», - считает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Государства Западной Европы не настолько беззащитны, чтобы опасаться шантажа Москвы. Ярким примером здесь может служить Германия, которая тщательно следит за диверсификацией источников энергии. В ближайшие полтора десятка лет им, конечно, потребуется больше газа, потому что они планируют постепенно закрыть атомные электростанции, а сильное экологическое лобби не позволит построить электростанции, работающие на угле. Но это лишь переходный этап к внедрению новых энергетических технологий. Германия открыто заявляет, что газ из балтийской трубы понадобится ей максимум в ближайшие полтора десятилетия, а потом она будут продавать его соседям, которые вовремя не подумали о переориентации своей энергетики на современный лад: таким, как Польша.

Если количество источников энергии в Европе удастся существенно увеличить, россияне могут начать опасаться перекрытия вентилей – но уже на западном конце газопровода. Ведь не исключено, что покупатели начнут диктовать условия торговли российским политикам, попавшим в зависимость от продажи сырья. А тогда, кто знает, возможно, по балтийской трубе в Россию удастся закачать демократию?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.