Россия почти не пострадала от последствий кризиса в еврозоне. Однако шестая по величине экономика в мире нуждается в устойчивой модели роста для того, чтобы стать более независимой от колебаний мировой конъюнктуры. Без либерализации и модернизации экономики будущее России будет зависеть только от цены на нефть.

Российская сырьевая экономика работает как хорошо смазанный механизм: кризиса евро, разразившегося в Западной Европы, люди в этом крупнейшем по площади государстве практически не ощущают – инфляция здесь снижается, заработная плата увеличивается. Увеличивающийся уровень потребления, а также стабильно высокие цены на нефть и природный газ укрепляют внутренний рынок – в итоге к концу года рост валового внутреннего продукта (ВВП) в России превысит 4%.

 

Еще по теме: После неоправдавшихся прогнозов рост ВВП России ожидается в 4,1%

 

В краткосрочной перспективе конъюнктура выглядит в розовом цвете, но в более отдаленном будущем россиян могут ожидать более мрачные макроэкономические перспективы. Именно потому, что существующая экономическая модель функционирует нормально и деньги  регулярно поступают в бывшую когда-то скудной казну, на политическую элиту не оказывается никакого давления, и она не чувствует необходимости изменить экономическую структуру за счет проведения более жесткого курса, направленного на либерализацию и модернизацию, и не пытается сделать экономику за пределами сырьевого сектора более конкурентоспособной.

Жесткая посадка во время мирового финансового кризиса

Отход от опирающейся на сырье экономической модели, по мнению большинства экономистов, является единственной возможностью защитить Россию от внешних шоковых явлений, как это было во время финансового кризиса в 2008-2009 годах. В 2007 году рост ВВП составил в этой стране 8,5%, но затем произошло значительное падение, и экономический потенциал в 2009 году уменьшился на 7,8%. Это была жесткая посадка, от которой Россия и по сей день еще не оправилась.

Все же долгосрочное планирование не является сильной русской чертой. Российский премьер-министр Владимир Путин, который в мае следующего года, скорее всего, поменяется местами с нынешним президентом Дмитрием Медведевым, выступает за сохранение статус-кво, то есть за государственно-благотворительное перераспределение получаемых от продажи сырья миллиардов среди народа и отсталых промышленных предприятий. Результаты модернизации, которую эти два ведущих политика с различной степенью ясности обещают, до сих пор еще не видны.

 

Пока расчет Путина оправдывается: поскольку правительство под давлением многолетнего министра финансов Алексея Кудрина сэкономило много миллиардов, Путин смог довольно переносимым в социальном плане образом самортизировать сокращение ВВП за счет более значительных государственных расходов. И даже сейчас, когда рынок капиталов на Западе находится в простое из-за кризиса в еврозоне, в России нет недостатка ликвидности. При внешней задолженности, составляющей 30% ВВП, и стабильном экспорте российской экономике кризис не грозит  – до того времени, пока цены на нефть не обрушатся.

Больше того: в России накануне выборов, несмотря на значительный отток капитала, скопилось столько денег, что Путин может себе позволить сделать дорогие предвыборные подарки. «Я уверен в том, что правительство до конца года потратит еще большое количество денег и таким образом стимулирует внутреннее потребление», - подчеркивает эксперт по России лондонского банка Barings Матиас Силлер (Matthias Siller). Такие предвыборные подарки как повышение пенсий действуют в России подобно инъекции для оживления конъюнктуры. После десятилетий существования социалистической дефицитной экономики россияне так увлеклись покупками, что увеличивающиеся доходы они сразу же переводят в потребительские товары.

Потребление выигрывает от большей ценовой стабильности

Вообще внутреннее потребление постепенно превращается во вторую приводную пружину для конъюнктуры в России – это происходит не только из-за номинального роста заработной платы в этом году, но и благодаря более низкой инфляции, а также растущих в связи с этим реальных доходов. До середины года рост цен составлял примерно 10%, но хороший урожай, а также соответствующие валютные интервенции Центрального банка позволили снизить инфляцию.

Стимул для немецких предприятий

Аналитик Анатолий Шаль из инвестиционного банка J.P. Morgan в своем обзоре говорит о том, что инфляция в России до начала нового года будет ниже 7%. Озабоченность у этого эксперта вызывают только ужесточившиеся после двух повышений процентной ставки условия предоставления кредитов.


Еще по теме: Инвестиции и потребительские расходы способствуют росту российской экономики

 

От хорошего настроения у потребителей в России не в последнюю очередь выигрывают и немецкие предприятия, которые в прошлом году экспортировали в Россию товаров на сумму 26 миллиардов евро – прежде всего автомобили, оборудование и продукты питания. Таким образом Россия после Соединенных Штатов и Китая стала третьим по значимости покупателем немецких товаров за пределами Европейского Союза и важнейшим двигателем роста.

Нефтяная дилемма – вопрос политический

Но проблема остается, и состоит она в следующем, да простят мне повторение: какие бы высокие обороты не имела Россия как двигатель роста с немецкой точки зрения, если цены на нефть упадут, то этот двигатель сразу заглохнет. И после каждого нового кризиса России становится все трудней достичь показателей роста предшествующего периода. В этой дилемме ничего не изменится, пока правители не смогут – или не захотят – освободить страну от сырьевой зависимости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.