Россия не хочет, чтобы Дальний Восток достался Китаю и направляет туда инвестиции. Однако жители Владивостока предпочитают азиатских инвесторов.

Тот, кто хочет дешево закупать товары у китайцев, должен пройти через настоящие мучения. Возможно, именно так подумал мэр Владивостока и перенес китайский рынок из центра города в труднодоступный пригород. Летом старые «Лады» застревают там в грязи, а зимой автомобили вынуждены проезжать по глубоким ледяным колеям.

Еще по теме: Владивовсток - приморская автостолица

Тем не менее парковка полностью заставлена машинами. Люди толпятся у металлических бараков, в которых работают китайские торговцы. Россияне вырывают друг у друга из рук сотовые телефоны, байдарки и плюшевых зверей, керамическую плитку и плинтусы. Нет ничего такого, чего у них бы не было – только все дешевле, чем в российских магазинах.

Читайте еще: В тени Китая


22 миллиарда долларов на престижный проект

Владивосток – стратегически важный оплот на берегу Тихого океана. Император Александр II основал этот город в 1860 году как военную крепость и дал ему имя «Владей Востоком» - по форме это императив, направленный также и в адрес будущих поколений. Однако Москва больше не правит Дальним Востоком. Китайцы доминируют в торговле и инвестируют в регион свои средства.

Москве это совсем не нравится. Поэтому местные чиновники ограничивают торговые лицензии и блокируют инвестиции. Несмотря на это, Китай все активнее участвует в развитии российского Дальнего Востока. Этот регион находится на расстоянии 8000 километров от Москвы, и российское правительство в течение многих лет не уделяло ему должного внимания.



Теперь с этим должно быть покончено: Москва закачивает более 22 миллиардов долларов в престижный проект, с которым люди смогут себя идентифицировать. Улицы, гостиницы, мосты, канализация и газопровод строит правительство для проведения саммита форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), который Россия принимает у себя в 2012 году. Однако эта встреча в верхах является лишь поводом для того, чтобы получить дополнительные средства из федерального бюджета. На самом деле Москва предпринимает последнюю попытку восстановления контроля над своим собственным регионом.

К саммиту будет застроен до этого бывший практически незаселенным остров Русский. Место проведения заседаний членов АТЭС предполагается затем передать местному университету, а президентские апартаменты станут квартирами представителей мировой элиты из числа ученых – если, конечно, кто-то из них решит переехать в унылый Владивосток.

Еще по теме: Владивосток как магнит для мировой экономики

«Мы строим новый Владивосток, - с восторгом заявил покидающий пост хозяина Кремля Дмитрий Медведев, когда он летом был на острове и осматривал ход строительства крупнейшего после Олимпиады в Сочи строящегося объекта. С шестидесятых годов, когда советский лидер Никита Хрущев приказал построить кварталы панельных домов для военнослужащих, Кремль не инвестировал столько средств в развитие города, потерявшего с момента развала Советского Союза шестую часть своих жителей.

На этом месте создается типичный российский воздушный замок, в котором отражается самовосприятие великой державы. Мост, соединяющий город с островом Русский, на который было потрачено более миллиарда долларов, должен напоминать  мост «Золотые ворота» в Сан-Франциско. Вокруг построенных зданий разбиты великолепные парки с недавно уложенными естественными газонами и фонтанами.

Владимиру Путину нравятся подобного рода монументальные сооружения, свидетельствующие о богатстве. Его соотечественникам они внушают мысль о том, что страна вновь стала великой, так как Путин, ее правитель, привел ее к новому величию. Россияне должны идентифицировать себя с такими весьма затратными спортивными мероприятиями как Олимпиада в Сочи или с островом Русский и им следует гордиться всем этим – таким образом Путин намерен получить поддержку избирателей. Современный российский царь получает средства от продажи нефти и природного газа, и часть из них он намерен потратить в далеком Владивостоке.

На дворе декабрь, через несколько дней приезжает Путин. Это нервирует немецкого архитектора Йозефа Рема (Josef Rehm). «Здесь ведется строительство, и у нас есть временной график, - недовольно говорит он. – Мы не можем каждую неделю расстилать красный ковер и специально для Путина возводить потемкинские деревни». На стройке ведь грязно, признается этот 51-летний специалист.

Еще по теме: Потемкинская демократия


Визит Путина планируется на манер генерального штаба – премьер-министр хочет, чтобы все у него было под контролем. Как всегда в состав делегации входят специально отобранные молодые тележурналисты. На всех каналах они сообщают о том, как немец Рем с копной вьющихся светлых волос прибивает доставленные из Германии ценные породы дерева к стенам этого монументального сооружения. На стройках Путина все должно быть самого высокого качества.

Однако жители Владивостока мало обращают внимания на масштабный проект, который является столь важным для находящейся вдали от них московской элиты. Их, скорее, раздражает то, что почти каждая вторая улица изрыта, и город уже в течение нескольких месяцев стоит в пробках. А те, кто пытается разобраться в предложенном проекте, спрашивают, зачем вообще городу этот остров.

Только треть избирателей отдали своих голоса на выборах за путинскую партию


Александр Ларкин с самого начала был против того, чтобы на острове Русский был построен элитный университет – не только потому, что его самого не пригласили туда в качестве преподавателя экономики. «Это не инвестиции, это подачка», - отмечает Ларкин. Тем не менее строительная площадка обеспечивает работой 30 000 человек. Однако это не «простые люди из региона, а рабочие-мигранты из Центральной Азии». Правительство создают инфраструктуру и надеется на инвестиции. «Но американский концерн не придет сюда только ради красивого острова с двумя мостами», - подчеркивает он. Государство должно улучшать инвестиционный климат – например, за счет предоставления налоговых льгот. А если оно поддерживает конкретные проекты, то это должны быть, по крайней мере, предприятия высоких технологий.

Профессор отмечает отсутствие последовательности. Как все это выглядит на практике - можно увидеть в портовом квартале Владивостока, где московская компания Sollers построила завод, на котором трудятся 700 человек. Пока его директор Александр Корнейчук собирает на нем автомобили корейской марки Ssangyong. Комплекты поступают сюда в контейнерах, а из 30 000 сделанных здесь автомобилей 95% по железной дороге отправляются в Москву, и только 5% остается у дилеров этого региона.

Для Корнейчука производство автомобилей – вопрос логистики. «Мы могли бы производить эти модели и в центральной части России, но в таком случае комплектующие детали находились бы в пути на шесть недель дольше». Сегодня он может спустя 32 дня после поступления заказа доставить автомобиль прямо до двор покупателя.



Скоро компания Sollers начнет сборку автомобилей Mazda и Toyota. В конечном итоге именно такие азиатские концерны как Toyota или Ssangyong создают в регионе рабочие места в промышленности. Россияне это ценят. В университетах здесь вместо английского преподается китайский. На дверях туристических агентств висят объявления о пляжном отдыхе в Таиланде или о посещении городов Японии. Закупки жители города производят на китайском рынке, а не в российских торговых центрах, где тихоокеанский лосось стоит в два раза дороже только потому, что поставщик вынужден работать через столицу.

Остров Русский, судя по всему, не смог убедить избирателей Владивостока – в любом случае думские выборы принесли скудные результаты. На Дальнем Востоке лишь каждый второй житель участвовал в выборах и только треть из них отдали свои голоса партии «Единая Россия».