Почти два десятилетия спустя после того, как Москва начала переговоры о присоединении ко Всемирной торговой организации (ВТО), Россия, крупнейшая страна, которая должна войти в ВТО после того, как к организации присоединился Китай десять лет назад, как ожидается, будет подтверждена в своем новом статусе члена на министерской конференции в середине декабря.

Отвечая на вопросы, Сергей Алексашенко, бывший заместитель министра финансов Российской Федерации и бывший замглавы российского Центробанка, представляет свой взгляд на то, что вступление в ВТО будет значить для российской экономики и для мировой торговли, дает оценку спору с Грузией, который остается последним препятствием, которое России нужно преодолеть перед присоединением к ВТО.
 
- Чем был процесс вступления России в ВТО? Почему процесс занял так много времени?

- Переговоры о вступлении заняли очень много времени, большие восемнадцати лет. Переговоры проводились разными группами переговорщиков и при разных правительствах, и у российской делегации никогда в реальности не было общей стратегии вступления.

Этому есть два основных объяснения. Во-первых, в 1998 году у нас посреди переговорного процесса разразился политический кризис, за которым последовала смена режима. Во-вторых, нет никакого стабильного консенсуса внутри общества или в бизнес-сообществе страны по вопросу о том, будет ли для России действительно выгодным вступление в ВТО. По моей чисто интуитивной оценке, около 10% представителей бизнеса в России считают, что страна должна присоединиться ко Всемирной торговой организации, 10% выступают против, а 80% это не волнует, либо они не понимают, что это все вообще значит. Москва не применяла никакого давления для ускорения процесса.

В то же самое время в ходе переговорного процесса Соединенные Штаты неоднократно увеличивали свои требования к России, что раздражало российские власти, особенно в годы работы Владимира Путина сначала президентом, а потом премьер-министром. Были моменты, когда Путин просто замораживал переговоры, будучи разозлен тем, что России постоянно выставляют новые условия.

Но в конце концов политический истэблишмент, в частности, часть правительства, сконцентрированная на экономических вопросах, пришел к согласию в вопросе о том, что России нужно присоединиться к ВТО, и они смогли каким-то образом убедить Путина дать процессу зеленый свет. И когда это произошло, переговоры пошли довольно быстро.

Многие меры, в отношении которых были достигнуты договоренности во время переговоров, уже были реализованы Россией. А в некоторых случаях слепое следование соглашениям ВТО означало бы, что России нужно было бы сделать шаг назад. Например, российские власти отменили взимание таможенных пошлин на самолеты в возрасте до 18 лет, в то время как условия вступления в ВТО устанавливают для этих самолетов уровень пошлины в 7,5%. Если бы Россия скрупулезно следовала правилам ВТО, ей пришлось бы ввести таможенные пошлины, подняв их с 0 до 7,5%. Конечно, никто не собирается этого делать.

- Как повлияет на страну вступление России в ВТО? Какие сектора экономики испытают на себе наибольшее воздействие от этого шага?

- Вступление России в ВТО не окажет какого-либо значимого эффекта на экономический ландшафт страны. В ходе долгих и трудных переговоров Россия проработала огромное количество технических деталей, касающихся изменений в таможенных пошлинах на сырье, и в значительной степени эти меры уже были осуществлены, а другие будут реализованы в ближайшее время. Более того, общая программа вступления не влечет за собой структурные изменения и решения, которые значительно изменят экономическую ситуацию в России. Такая ситуация представляет собой резкий контраст с ситуацией в Китае. Когда Пекин присоединялся к ВТО, условия, которые были согласованы, фактически составили собой программу для открытия китайской экономики для мирового рынка и для проведения реформ, которые Пекину нужно было претворить в жизнь в течение десятилетия.

Далее, импортные пошлины на многие товары могут упасть в результате вступления в ВТО. В теории это предполагает, что импортируемые товары могут стать немного дешевле. В то же самое время, большая открытость и либерализация внешней торговли, которая наступает с членством в ВТО, будет означать немного более жесткую конкуренцию со стороны импортируемых товаров на российском рынке, что пойдет на пользу потребителям.

Экспортеры металлов и химического сектора получат дополнительные преимущества, потому что эти две отрасли производят готовые изделия, а ВТО - организация, которая регулирует экспортные тарифы только на такие товары, а не на сырье. По правилам ВТО, тарифы будут понижены для экспортеров товаров. Это может дать ощутимые суммы для конкретных видов бизнеса. Но в общенациональных масштабах прирост будет представлять собой лишь незначительную цифру.
 
- А что насчет банковского сектора?


- Насколько я знаю, никаких существенных изменений в банковском секторе не предполагается. Российские власти ограничивают западные банки в возможности открывать свои подразделения в России - они не могут напрямую открывать свои филиалы и отделения. Со вступлением в ВТО России удалось успешно отстоять эти ограничения. Последний кризис показал, что это правильное решение, оно позволяет России осуществлять должный банковский надзор и регулировать банковскую систему.

В начале 2000-х годов шли оживленные дискуссии по вопросу о доле иностранных банков в уставном капитале банков в рамках российской банковской системы, то есть о той сумме денег, которую собирают владельцы банка для образования оного. В 1990-е годы иностранцев ограничивали долей размером в 12% уставного капитала банковской системы России. В ходе переговоров по ВТО эта доля была увеличена до 25%, но это не то, что может сделать ситуацию для иностранных банков легче или сложнее.

Иностранные банки, которые хотят работать в России, уже присутствуют здесь, и нет никаких особенных ограничений на их приход на этот рынок. Такие банки как Unicredit, Citibank, Raiffeisen, и Росбанк, который теперь принадлежит группе Societe Generale, входят в число пятнадцати ведущих банков в России и развиваются весьма быстро.
 
- Выживет ли российская автомобилестроительная отрасль?

- Российская автомобилестроительная отрасль сегодня состоит из двух частей. Есть сборочные предприятия иностранных автопроизводителей. Они выживут, потому что это в интересах их родительских компаний. Они хотят продолжать продавать машины на российском рынке и находят сегодня более прибыльным собирать их в России. Это в особенности справедливо с тех пор, как на самой последней стадии переговоров им удалось добиться значительных льгот от российских властей.

Потом есть два российских автопроизводителя, представляющих собой производство, унаследованное от советской экономики - «АвтоВАЗ» и «ГАЗ». Я уверен, что «АвтоВАЗ» выживет и удержит свои позиции на фоне конкурентов. Недавно предприятие было ощутимо обновлено с производственной точки зрения, а также обильно рефинансировано - правительство вложило много денег в улучшение финансового состояния компании, а новый менеджмент, новые акционеры из Renault и активное сотрудничество с Renault-Nissan помогли компании решить свои производственные проблемы, кардинально снизить количество брака и разработать новые модели. «АвтоВАЗ» сейчас реализует инвестиционную программу для увеличения своих производственных мощностей на 50%. Если основной акционер компании, французская Renault, продолжает реализовывать эту программу по наращиванию мощностей, то это значит, что она с явным оптимизмом смотрит на будущее «АвтоВАЗа».

Что касается «ГАЗа», он пока не разработал четкой стратегии развития, но у него есть акционер с обширными финансовыми ресурсами - Олег Дерипаска, глава инвестиционной группы «Базовый элемент». Он борется за будущее компании восемь лет, и я думаю, он будет готов потратить еще какие-то суммы денег, чтобы удерживать бизнес на плаву.
 
- Каково нынешнее состояние российского сельскохозяйственного сектора? Как вступление в ВТО повлияет на агропромышленный комплекс?

- Государственные власти вложили большое количество средств в российский сельскохозяйственный сектор, и он уверенно растет в последние десять лет. В то же самое время, происходят перемены. В секторе возникает четкая дифференциация между людьми, которые хотят работать и зарабатывать деньги, и другими людьми, которые не хотят предпринимать усилия.

Те, кто хочет работать и зарабатывать, преуспевают. Производство мяса и птицы, например, растет на 20-30% в год, что является признаком того, что этот сектор демонстрирует бодрое, жизнерадостное настроение. А за последние десять лет Россия стала одним из крупнейших в мире экспортеров зерновых, что показывает, что с производством зерна и пшеницы тоже все хорошо.

Конечно, российские зимы - долгие и снежные, и на большей части страны холодно. Такой климат делает сельское хозяйство более рискованным делом. В России никогда не будет условий, необходимых для выращивания свежих овощей столь же эффективно, успешно и продуктивно, как, например, в Турции. Поэтому российское сельское хозяйство никогда не станет с такой же легкостью конкурентоспособным в этом сегменте. А исторически Россия сталкивалась с трудностями и в животноводстве. Без эффективных управленцев или многочисленных рациональных и эффективных фермерских хозяйств, по-прежнему есть трудности, которые надо преодолевать.

Россия отстояла свое право защищать свой агропромышленный сектор на переговорах по ВТО. Уровень защиты в итоге будет ниже, чем хотели российские власти, но российский сельхозсектор в целом удовлетворен соглашением и не пытается заблокировать его.

Те, кто работает в российском сельском хозяйстве, понимают, что конкуренция возрастет в результате вступления России в ВТО, но они не боятся этой перспективы, потому что у них по-прежнему сохраняются преимущества на местном рынке. Они знают его особенности. А кроме того, есть много продуктов, которые невыгодно экспортировать. Цены на базовые продукты питания, такие как молоко, крупы/зерновые, подсолнечное масло, и сахар полностью связаны с мировыми ценами, а бизнесу, который импортирует эти товары, придется оплачивать еще и стоимость доставки. Другими словами, никто не будет мечтать о том, чтобы импортировать зерно из Канады в Россию с целью конкурировать на российском рынке.
 
- Вы согласны с тем, что вступление в ВТО будет выгодно для России? Какие есть аргументы «за» и «против» у идеи присоединения?

- Больше всего выиграет от вступления России в ВТО российский народ, но я не думаю, что выгоды будут фантастическими. Например, большая часть людей в России не покупает импортируемые автомобили, или коли уж на то пошло, автомобили вообще, поэтому тот факт, что импортные пошлины на машины снизятся, конечно, никак не повлияет на их жизнь. Но при этом некоторые люди покупают машины каждый год, поэтому снижение импортных пошлин (а реализация этого решения займет семь лет) повлияет на жизнь этих людей. Каждый год они будут видеть, как машины становятся дешевле.

Тем не менее, вступление в ВТО не осчастливит всех. Присоединение ко Всемирной торговой организации не уничтожит проблемы, связанные с коррупцией, не сделает суды более эффективными, не улучшит ситуацию с защитой прав собственности, и не облегчит бюрократическое давление. Представьте, что вы продаете хороший продукт, а я продаю дешевый, низкокачественный продукт, но у меня есть связи с местным губернатором или мэром. Такая «протекция» или «административный ресурс» называется крышей, и этот термин может в один прекрасный день проникнуть и в другие языки точно так же, как слова «тройка», «водка» и «спутник». Если я буду использовать мою крышу для выдавливания вас с рынка, скажем, заставляя инспекторов по пожарной безопасности наносить вам визиты каждый день, и вам придется давать им взятки, чтобы они не закрыли вашу компанию, все закончится тем, что вы рано или поздно лишитесь бизнеса, несмотря на то, что продаете продукт более высокого качества, чем мой. Есть много подобных неэкономического характера проблем - я бы даже назвал их политическими - которые оказывают влияние на конкурентную среду в России, и которые вступление в ВТО не способно решить.
 
- Пришлось ли России пойти на уступки, чтобы вступить в ВТО? Какого рода уступки? Спор с действующим членом ВТО Грузией был важным камнем преткновения во время переговоров. Как этот вопрос был разрешен?

- Присоединение к ВТО подразумевает уступки для любой вступающей в организацию страны, обычно это выражается в принятии конкретных правил или ограничений, которые приводят страну в соответствие с мировыми стандартами или стандартами, подходящими для тех, кто уже в ВТО. Россия пошла на уступки по большому числу вопросов. Я не думаю, что у кого-то есть полный список всех этих пунктов и соглашений, даже у самих переговорщиков. Какие-то обрывки этих договоренностей мелькали в газетах, но невозможно на данный момент проанализировать их все.

Грузия изначально угрожала применить право вето в отношении российской заявки на вступление в случае, если грузинские таможенники не будут допущены к мониторингу всех товаров, идущих между Россией и отколовшимися грузинскими областями Южной Осетией и Абхазией. Тбилиси в конечном итоге снял это условие, и Россия и Грузия, наконец, пришли к компромиссному решению. По соглашению, швейцарская коммерческая фирма, нанятая швейцарским правительством, будет осуществлять надзор за потоком товаров через то, что раньше являлось российско-грузинской границей, а теперь представляет собой демаркационную линию между Южной и Северной Осетиями.
 
- Как вступление в ВТО России повлияет на другие страны, в частности, на Соединенные Штаты и страны зоны евро?

- Соединенным Штатам придется отменить поправку Джексона-Вэника, которая является пережитком холодной войны. Эта поправка запрещала Америке устанавливать нормальные торговые отношения с Советским Союзом, потому что он не соответствовал нормам политики свободной эмиграции. Эта поправка по-прежнему применяется по отношению к России и к ряду других бывших советских государств. Ее отмена явно пойдет на пользу России. Если Соединенные Штаты не покончат с этой законодательной нормой, будь то до или после того, как Россия вступит в ВТО, у Москвы не будет никаких обязательств выполнять те условия, на которые она подписалась во время переговоров о вступлении в ВТО, в отношении американских товаров.

В чисто экономических терминах, Соединенные Штаты ничего не получают от поправки Джексона-Вэника сегодня. Она просто наносит удар по имиджу и престижу российских властей. Однако она не ударяет по американским властям, потому что большинство американцев даже не знают о существовании этой поправки, не говоря уж о том, чтобы быть в курсе того, что она означает на практике.
 
- Поможет ли вступление России в ВТО справиться ей с финансовым кризисом?

- Если в России начнется новый финансовый кризис, членство в ВТО поможет ей бороться с ним не больше, чем, скажем, наступление лета. Российская экономика фундаментально не изменится со вступлением в ВТО, и структурные реформы не будут осуществлены. Это означает, что экономика не станет более стабильной, и что российская зависимость от нефти не уменьшится. Если наступит кризис, стабильности российской экономики каким-либо существенным образом членство в ВТО не поможет.