Если сейчас мы говорим о пиратстве цифровых книг во Франции (как следует из исследования MOTif, в 2011 году в стране было незаконно скачано 14 000 книг), то вместо того, чтобы сокрушаться, давайте посмотрим, что происходит в других государствах. Для этого корреспондент ActuaLitté встретился с Анастасией Лестер, которой известны все тайны российского книжного рынка. Абсолютно все. Но это не означает, что она раскроет все карты…

«Пиратство - это очень давняя проблема в России. Сейчас оно практически не затрагивает печатные книги, хотя играло значительную роль в этом секторе в 1990-х годах. Доступ к электронным документам создал условия для печати книг задолго до появления в стране устройств для чтения. Пусть даже и небольшими тиражами».

Чтобы лучше понять ситуацию в стране, нужно вернуться в август 2002 года, когда в стране вступил в силу закон о защите авторских прав, который продлил срок их действия до 70 лет после смерти автора. Раньше все было совершенно иначе: во времена СССР было объявлено, что все опубликованные до 1973 года произведения становятся общественным достоянием. Удивительно, но в тот момент это граничащее с пиратством решение, не воспринималось как таковое в сознании граждан страны.

Также по теме: Русская литература - свободолюбивое постсоветское поколение

Без цифровых прав бороться с пиратством невозможно

С тех пор ситуация изменилась, и книги вновь стали собственностью правообладателей. В конце 1990-х годов законодательство постепенно менялось вплоть до этой даты в 2002 году, которая также заложила фундамент цифрового подхода к авторскому праву. Установив срок существования авторских прав на отметке в 70 лет после смерти автора, Россия также приняла во внимание соглашения о цифровых правах. «Особенность российского издательского рынка в том, что 70% сектора занимают произведения российских писателей, а 30% - это издания после покупки прав за границей». Все это объясняет стремление обезопасить уже в значительной степени сформировавшийся рынок…

Кроме того, пиратство отошло от бумажных книг и переориентировалось на электронные издания. «Пиратская сеть очень развита и действует по той же модели, что и незаконное распространение музыки и фильмов. Ее невозможно или практически невозможно контролировать. Аналогичные Attributor российские компании пытаются следить за интернетом, но все это по-настоящему сложно». Роль Анастасии становится очень непростой: «Мне обязательно нужно убедить издателей уступить цифровые права, потому что без них российские издатели не могут защитить авторское право и обратиться в компании, которые отслеживают появление пиратских копий произведений в интернете. Это не говоря уже о потерянных деньгах от продажи произведений, потому что российский рынок очень динамичен».

Читайте также: Результаты исследования мировых рынков электронных книг

Французские издательства не всегда соглашаются на эти предложения. Тем не менее, «единственный способ борьбы с пиратством заключается в том, чтобы предоставить издателям, которые переводят французские произведения, средства борьбы с пиратством и в частности продать им цифровые права. Тем более, что издательства активно борются с нарушениями авторских прав, несмотря на широкое распространение пиратства». Все это особенно важно с учетом огромных размеров страны, которые делают дистрибуцию печатной продукции одной из самых слабых сторон книжного сектора.


В России цена электронной книги на 30% ниже стоимости бумажного издания. Цифровые книги продаются без единой цены и стоят намного меньше того, к чему привыкли во Франции: от 2 до 4 евро, отмечает Анастасия Лестер. Полученные от продажи средства обычно делятся пополам между издателем и продавцом, а затем издатель выплачивает роялти из заработанных 50%. Это несколько меньше выплат за бумажные книги, но ненамного.

Будущее российского рынка лежит в цифровой сфере. «Сегодня тому, кто живет где-то в Сибири, гораздо выгоднее незаконно скачать контент после покупки недорогого планшета. И мы должны быть в состоянии защитить авторов в подобных случаях. Но без цифровых прав мы совершенно бессильны».

30 000 электронных книг в официальной продаже против 250 000 у пиратов

Сегодня на рынке официально можно найти 30 000 наименований электронных книг, тогда как пираты предлагают 250 000. Издатели стремятся найти решение для того, чтобы легализовать или попытаться минимизировать эту черную зону. Наученные опытом борьбы в печатной сфере, они знают, как отстаиваться свои права. «В издательских домах существуют целые отделы, где находятся люди, по большей части молодежь, которые занимаются исключительно наблюдением за сетью. Каждый день они просматривают множество страниц в поисках нелегального контента. И находят произведения, которые либо предлагают бесплатно, либо продают без законных на то оснований. В такой ситуации издатели могут обратиться в правоохранительные органы, и я знаю не один случай, когда им удалось победить. С одной стороны, в российском законодательстве может и действительно творится настоящий хаос, но с другой стороны у издателей есть эффективное оружие. И они приспосабливаются очень быстро».

Также по теме: Россия - растущий рынок

Анастасия в частности сообщила нам, что восемь из десяти людей в России читают в метро с помощью различных устройств, будь то планшеты или электронные книги. «Во Франции пиратства практически нет, но это объясняется отсутствием устройств для чтения». Всего за 2011 год в России был продан миллион «ридеров» или «читалок», как называют в стране все существующие типа подобных устройств. Анастасия отмечает существующее отставание в сфере предложения цифровых версий книг, которое особенно заметно на фоне бурного роста продаж устройств для их чтения.

«Я говорю об этом французским издателям, чтобы заставить тех поскорей подписать дополнительные соглашения и предотвратить незаконное распространение их книг». Кто сейчас самые популярные писатели? Смеется: «Я это знаю, но вам не расскажу! Если серьезно, сегодня мы защищаем права всех наших писателей. Это прежде всего авторы бестселлеров, но в России можно говорить о хороших продажах, если книга расходится в количестве 5000 экземпляров в год. Потом это может быть 20 000 или 30 000 экземпляров». Цифровые версии, разумеется, продаются хуже. «Единственное, что я конкретно могу отметить, это рост прибыли. Если в 2010 году одна цифровая книга приносила 9 или 10 евро роялти, то в 2011 году, за первое полугодие доходы достигли уже 350 евро. Поразительная динамика. Пока что сами по себе эти цифры не впечатляют, но темпы роста невероятны».

Сегодня в сфере электронных книг доминирует украинская компания PocketBooks, которой принадлежит 43% рынка этих устройств в России и 5% мирового рынка (больше, чем у Sony). Все это говорит об относительности текущей ситуации и предлагает «не делать прогнозы. Это ни к чему не ведет. В России это, наверное, понимают лучше, чем в любой другой стране».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.