Я пытаюсь уследить за последствиями от снижения нефтяных цен, и одна из самых важных историй на эту тему разворачивается в путинской России. Очевидно, что российские проблемы возникают не только из-за нефтяных цен, что здесь свою роль играет украинский кризис и его последствия. Тем не менее, меня поражает, насколько быстро там ухудшается финансовая ситуация. Следящие за бондами не могли не заметить: ставки по десятилетним облигациям в начале года были ниже 8%, а сегодня они достигли отметки в 12,67%.

Может возникнуть вопрос: почему Россия настолько уязвима? В конце концов, у нее был немалый бюджетный профицит, и в целом это страна-кредитор, а не должник. Но у нее все равно много внешних долгов, что является показателем крупных заимствований в частном секторе. А валютные резервы довольно быстро уменьшаются — отчасти по причине бегства частного капитала.

Это напоминает мне долговой кризис в Латинской Америке в 1980-х годах, который поглощал мое внимание, когда я в 1982-1983 годах работал в Вашингтоне. В то время Венесуэла, как сейчас Россия, была нефтяной экономикой, и у нее долгое время было активное сальдо. Тем не менее, она была незащищенным должником, потому что все эти профициты исчезали на зарубежных счетах коррумпированной элиты.

Конечно, у Венесуэлы не было ядерных ракет.

 

Комментарии читателей:


Пол Дейли

Не могу не сравнить эту колонку с одной ранней, рассказывающей о долге Японии, процентных ставках и обменном курсе. Для России и Венесуэлы давление на высокие процентные ставки и снижение обменного курса предвещают отток капитала, но в Японии все идеально. Почему?

Дэвид

Потому что Россия объявила дефолт по своим собственным долгам в рублях всего 16 лет назад, в то время как Япония нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.