Андре Эстевес, выходец из среднего класса Рио-де-Жанейро, сколотил империю в рекордные сроки, воспользовавшись в том числе слабостью UBS во время кризиса. Его щупальца тянутся до Женевы и Лугано. Только вот его арест за потенциальную причастность к гигантскому скандалу с Petrobras ставит империю под удар.

Утро 25 ноября могло бы быть совершенно обычным, симфонией цвета над водами Атлантики. Только вот в ушах Андре Эстевеса звучала совсем другая музыка: сирены полиции, которая нагрянула к нему в роскошные апартаменты в башне Cap Ferrat.

Из них бразильский банкир переехал в камеру. Туалет там общий, но она все равно — настоящий номер-люкс по сравнению с остальными помещениями тюремного комплекса района Геричиньо, который прославился на всю Бразилию жестокостью своих банд и всевозможной контрабандой. Андре Эстевас остался в родном Рио-де-Жанейро. Только променял мягкий морской воздух на духоту бедного квартала.

Его неожиданный арест вызвал сильнейший шок сначала в Бразилии, а затем и в Швейцарии. Андре Эстевес — один из богатейших людей Бразилии, которому на пике успеха в сентябре 2014 года приписывали состояние в 4,6 миллиарда долларов, огромные владения в Тоскане и частный самолет. Сегодня полиция подозревает его в причастности к скандалу Petrobras, гигантскому коррупционному делу вокруг главной бразильской нефтекомпании, которое расшатывает основы центрального государства и тянется вплоть до Швейцарии.

Гиперактивный Андре Эстевес стал настоящим метеором в финансах. Ангельское личико в обрамлении темных кудряшек и железная рука. Он родился в Рио-де-Жанейро в семье типичных представителей среднего класса, учился информатике в городском университете, а 1989 году устроился стажером в основанный шестью годами ранее инвестиционный банк Pactual из Сан-Паулу. Там он так блестяще показал себя, что всего за три года стал одним из самых молодых банкиров в Латинской Америке.

За десять с небольшим лет он сделал из компании лидера в финансах развивающихся стран. В основу его империи легли операции, которые не раз заставили поморщиться правоохранительные органы. Однако выглядело все и как реванш континента, который долгое время оставался на обочине мировой экономики. В один прекрасный день его судьба переплелась со Швейцарией. Причем весьма необычным образом.

В UBS прекрасно помнят появление Андре Эстевеса. Было это в 2006 году. В тот момент банк пытался закрепиться в Латинской Америке и приступил к покупке Pactual за 3,1 миллиарда франков. Решение, как тогда казалось, было идеальным: этот бурно росший инвестиционный банк должен был позволить швейцарцам выйти на финансовый рынок переживавшего экономический бум континента. Эстевесу доверили торгово-посреднические операции UBS.

Год спустя он был вынужден уйти из-за конфликтов с командой Марселя Оспеля, который тогда стоял у руля швейцарского банка. Бразилец вернулся в Рио-де-Жанейро и основал там вместе с партнерами новый инвестиционный банк BTG (Banking and Trading Group).

Сам Эстевес расшифровывал название и несколько иначе: «Better Than Goldman», «лучше, чем Goldman Sachs» (показатели этого инвестиционного банка с Уолл-стрит вызывают жгучую зависть у финансистов со всей планеты). И не без причины: бразильский банк не раз демонстрировал даже более впечатляющие результаты и записал на свой счет целый ряд поистине успешных сделок. Самой значимой из них, пожалуй, был выкуп Pactual у UBS, причем за куда меньшую сумму, чем та, что заплатил швейцарский банк в 2006 году.

В 2009 году UBS была нужна наличность, причем быстро. В условиях ипотечного кризиса он смог выжить только благодаря помощи правительства и центробанка на сумму более 50 миллиардов франков. Его планы по расширению дорого ему обошлись, и он продал Pactual, чтобы поправить финансы. Эстевес с партнерами предложили 2,7 миллиарда. На 12% меньше цены покупки тремя годами ранее. Но для UBS это было лучшее предложение. «Решение принял Освальд Грюбель, которому доверили потушить пожар, — рассказывает осведомленный источник. — Но год спустя все об этом пожалели».

В глазах всего мира финансов UBS стал банком, который не только выжил лишь благодаря государственной помощи, но и за бесценок продал семейную реликвию. Двойной позор. Вишенкой на торте стало решение «метеора» пригласить партнером Хью Дженкинса, бывшего руководителя UBS, которого в 2007 году сместил Марсель Оспель. Именно он руководил приобретением Pactual в 2006 году. Немецкая пресса писала о возможном злоупотреблении служебной информацией. Но правоохранительные органы закрыли глаза на это дело. Андре Эстевесу понравилось работать со швейцарцами? Он вернулся туда. Пусть и не сразу.

После выкупа прошлыми владельцами Pactual слили с BTG. Затем началась эра Better Than Goldman. За четыре года прибыль BTG Pactual удвоилась, достигнув отметки в 1,2 миллиарда франков в 2014 году. В 2010 году он вышел на биржу, что обычно свидетельствует о процветании компании. Процветании, которое, безусловно, опиралось на острое деловое чутье, но вызывало подозрения насчет злоупотребления служебной информацией и спорных операций. Так, в 2012 году итальянский регулятор Consob приговорил Эстевеса к 350 000 евро штрафа и приостановке работы на полгода.

Новая организация занялась инвестициями, а также управлением средствами и трейдингом. В последней отрасли ей на руку играл тот факт, что бразильские власти поставили перед ней более мягкие финансовые правила, чем перед американскими и европейскими конкурентами. Пригласив к себе Рикардо Леймана, бывшего гендиректора брокерской компании Noble, банк расширил присутствие на ключевых рынках: в Лондоне, Сингапуре, Мумбаи, Африке, Восточной Европе и Женеве. С 2013 года в женевском Всемирном торговом центре обосновалась BTG Commodities, занимающаяся продажей нефти Petrobras.

Кроме того, Эстевеса влекла Швейцария. «Его как банкира куда больше интересовали финансы, чем культура», — отмечает наш источник. Он побывал там по меньшей мере один раз за последние несколько лет. Его самолет Falcon 7X под номером PR-PCT (выпущен Dassault в 2012 году и стоит около 40 миллионов долларов) способен напрямую долететь из Бразилии в Европу. Его видели в женевском аэропорту с 15 по 19 января 2014 года.

Поездка стала продолжением стремления бразильца пустить щупальца BTG Pactual в сферу управления имуществом. Банковская тайна мертва? Многие банки выставлены на продажу. Его же взгляд остановился на Banca della Svizzera Italiana (BSI) из Лугано. «Он определенно отметил его во время работы в UBS», — считает наш знаток швейцарского банковского сектора.

Банк выглядел прекрасной покупкой: почти 90 миллиардов франков в управлении, около 200 миллионов прибыли в 2013 году. Год спустя владелец выставил его на продажу. И бразилец запустил процесс его приобретения уже весной.

Как бы то ни было, для полной интеграции имелось множество препятствий. BSI, как и ряду других швейцарских банков, предстояло сначала уладить конфликт с Министерством юстиции США. В марте стороны пришли к соглашению, договорившись о штрафе в 211 миллионов франков. Швейцарский финансовый регулятор Finma потребовал дополнительных гарантий того, что деятельность банка останется в Швейцарии. В 2015 году в Цюрихе была создана материнская компания BTG Pactual Holding AG, в собственность которой и перешел BSI. В конечном итоге сделку окончательно завершили в сентябре на сумму в 1,25 миллиарда франков.

Тем не менее, редкий случай, швейцарскому банку не удалось надолго сохранить ключевого акционера. 3 декабря The Financial Times написала, что BTG Pactual выставляет BSI на продажу. Задержание Андре Эстевеса расшатало созданную им конструкцию. Его акционеры продают, что влечет за собой обвал стоимости бумаг. А клиенты выводят активы. Если раньше бразильскому банку было под силу вызвать зависть американских конкурентов, сейчас он сам оказался в критической ситуации и должен быстро найти деньги для выплат по обязательствам. Он пытается продать все, что только можно, и пока что держится на плаву благодаря экстренным займам бразильского центробанка, который играет роль кредитора последней надежды.

Андре Эстевес даже больше не является акционером своего банка. Взбудораженные поднявшейся бурей партнеры заставили его продать им свою долю и выйти изо всех управляющих органов. Его состояние тоже тает, как снег на солнце, и теперь составляет всего 1,5 миллиарда долларов, треть от того, что было в 2014 году. Теперь, сидя в тюрьме, метеор бразильских финансов наверняка найдет время, чтобы поразмышлять о цепи событий, которая выдвинула вперед западные инвестиционные банки, но затем вынудила их сдать позиции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.