Акции протеста ипотечных заемщиков становятся в Казахстане привычным зрелищем. На этой неделе в коммерческой столице Казахстана Алматы прошли очередные демонстрации, участники которых громко свистели и стучали ложками по кастрюлям. «Долой банки!» — скандировали примерно два десятка людей, вышедших на манифестацию 2 февраля.

Таковы  проявления общественного недовольства на фоне ухудшения экономической ситуации, все больше снижающей надежду на появление в Казахстане обширного, процветающего и владеющего недвижимостью среднего класса. Центральный банк открыто признает наличие проблемы. Мечты казахстанцев, подпитывавшиеся легкостью получения кредитов, начинают развеиваться под мощными ударами со стороны обваливающейся национальной валюты, растущей инфляции и падения реальных доходов.

Многие ипотечные заемщики проявляют недовольство, заявляя о недостаточности оказываемой правительством помощи и равнодушии банков к их участи. Демонстранты в Алма-Ате надели головные уборы из бумаги с надписью «$0$», призывая помочь им избавиться от неподъемных долгов.

Положение 38-летней Алины, отказавшейся назвать свою фамилию, является типичным примером. Мать двоих детей, работающая в магазине одежды, оказалась не в состоянии платить за ипотеку. Ее зарплаты в 60 тысяч тенге, ранее составлявшей 300 долларов, а из-за падения курса тенге сжавшейся до всего 160 долларов, не хватает на покрытие ежемесячных ипотечных взносов.

«Мы исправно платили на протяжении семи лет, — сообщила она. — До погашения ипотечного кредита нам осталось всего три года, но они теперь обратились в суд, чтобы отобрать наш дом за неплатеж».

Власти через СМИ неустанно повторяют, что делают все возможное в сложившейся сложной ситуации. Тем временем, президент Нурсултан Назарбаев заявил, что столкнувшимся с финансовыми сложностями людям нужно отказаться от роскоши, вроде лимонов, чтобы пережить сложный период.

Целью демонстраций — типа той, что прошла в алматинском банке, принадлежащем миллиардерам Динаре и Тимуру Кулибаевым, дочери и зятю Назарбаева — является противодействие позиции правительства. «Мы хотим привлечь внимание к нашим проблемам», — объяснила Сулубике Жаксылыкова, одетая в хиджаб 41-летняя женщина и лидер гражданской группы под названием «Обеспечьте народ жильем».

В прошлом месяце группа Жаксылыковой организовала демонстрацию, в рамках которой ипотечные должники вошли в банковское отделение в серых плащах, скандируя: «Мы — не серая масса!»

Тема ипотечных долгов является в Казахстане весьма острой с политической точки зрения. Должники, например, были организаторами протестов в Алматы после проведенной в 2014 году девальвации.

И, судя по всему, проблема будет только усугубляться, так как, по последним прогнозам, ВВП Казахстана в этом году сократится впервые с 1998 года. На фоне низких цен на нефть стал забываться пережитый республикой экономический бум, а идея о том, что в республике появится обширный класс собственников жилья, служащий основой режима Назарбаева, оказалась иллюзией.

Вместо этого в стране разрастается своего рода кризис субстандартного ипотечного кредитования, а многие казахстанцы все еще обременены крупными долгами, приобретенными еще в 2007-2009 гг. Ипотечные заемщики, получившие ссуды в твердой валюте (примерно 15% от общего числа должников) оказались в особо сложной ситуации, поскольку их ежемесячные взносы по кредитам в тенге удвоились.

1 января вступил в силу закон, запрещающий выдавать валютные ссуды лицам, не зарабатывающим в иностранной валюте, но это мало поможет тем, кто уже взял такой кредит. Ежемесячный взнос по ссуде в размере 500 долларов в августе прошлого года равнялся 94 тысяч тенге, а сейчас эквивалентен 188,5 тысяч тенге, что намного превышает средний уровень зарплат, составляющий 158 тысяч тенге (420 долларов).

Большинство заемщиков (85%) получили ипотечные кредиты в тенге, но и им приходится несладко по причине роста безработицы, сокращения зарплат и роста цен, вызванного падением курса тенге.

Даже если им удается справляться с ежемесячными взносами, вкладываемые в дом деньги сейчас представляются сомнительной инвестицией. Цены на недвижимость падают, а покупателей все равно нет. «Я купила свою [квартиру] за 110 тысяч долларов, а сейчас она стоит 60 тысяч долларов, — сказала Марина, женщина лет пятидесяти, потерявшая работу в бутике и решившая присоединиться к протестам в Алматы. — Иначе я продала бы ее и купила что-нибудь подешевле».

По данным Центрального банка, в конце прошлого года доля плохих кредитов в общем ипотечном портфолио Казахстана, составляющем 900 миллиардов тенге (2,4 миллиона долларов), равнялась 10%, что примерно вдвое больше, чем в США.

Кредитный бум развернулся частично по причине того, что многие считали тенге надежной валютой, а власти, включая Назарбаева, активно поддерживали подобные взгляды. «Сейчас легко задним числом критиковать банки за выдачу валютных кредитов, в заемщиков — за согласие их брать», — заявил Алекс Найс, специалист по Казахстану в лондонском аналитическом центре Economist Intelligence Unit, отмечая, что данная тенденция была обычной для всех развивающихся рынков.

«Казалось, что брать валютные ссуды выгоднее, т.к. процентная ставка по ним часто была намного ниже, — добавил Найс. — Люди не осознавали, что зарабатывая в тенге, но беря в долг в иностранной валюте, они, фактически, спекулировали на обменном курсе».

Данная проблема и связанное с ней недовольство характерны для всего региона. В России доведенные до отчаяния заемщики провели сидячие забастовки в банках, а в Кыргызстане правительство объявило о решении предоставить гражданам финансовую помощь, чтобы разрядить вызываемую данным вопросом политическую напряженность.

В Казахстане государственная программа по оказанию финансовой помощи заемщикам на общую сумму 130 миллиардов тенге (345 миллионов) была запущена еще в прошлом году. В рамках программы казахстанцам предлагают рефинансировать кредиты на очень выгодных условиях. В частности, предоставляется возможность конвертировать долларовые кредиты в местную валюту, значительно сокращая таким образом ежемесячные выплаты. Также предлагается продлить срок погашения кредита до 20 лет по очень низкой ставке в 3% годовых, вместо обычных 15%.

«В целом во время кредитного кризиса реструктуризация проблемных ссуд является более предпочтительной, т.к. позволяет стимулировать рост экономики, — отметил Найс. — В Казахстане, судя по всему, все расходы взяло на себя государство, и цена вопроса представляется приемлемой».

По состоянию на середину января было одобрено 10 тысяч заявок на рефинансирование. В общей сложности ипотечные заемщики получили субсидий на сумму 62 миллиарда тенге (165 миллионов долларов). Но протестующих это не удовлетворило, так как, по их мнению, предпринимаемые государством меры носят ограниченный характер (программа рефинансирования распространяется только на ссуды, выданные в 2004-2009 гг.), а банки умышленно затягивают процесс и не спешат предлагать реалистичные варианты погашения кредитов.

Банки, в свою очередь, также выражают недовольство, заявляя, что ожидания протестующих — включая немедленное полное прощение долгов — являются нереалистичными. Но протестующие настаивают, что заткнуть им рты не удастся.

2 февраля демонстранты начали акцию в банке Kaspi, а затем с большим шумом прошли по проспекту Абая в центре Алма-Аты, удивляя прохожих, не привыкших к столь публичным манифестациям.

В конечном итоге они шумно вошли в штаб-квартиру «Халк банка», которым владеют Кулибаевы, где им удалось договориться с администрацией о проведении дополнительных переговоров 5 февраля под угрозой проведения новых акций, если их требования не будут удовлетворены.

Как заявила Марина, которая должна банку больше, чем стоит ее дом, «мы боимся, и поэтому выходим на протесты».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.