Москва. — «Михаил Дмитриевич, ситуация у нас, с одной стороны, непростая, но в то же время никаких, слава богу, катастроф не происходит», — заявил Владимир Путин во время встречи 9 февраля с Михаилом Шмаковым, председателем Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).


В Кремле прекрасно понимают сложность нынешней ситуации. В 2008 году удалось достаточно быстро преодолеть экономический кризис, однако последствия нынешнего кризиса могут быть намного серьезнее. Не случайно премьер Дмитрий Медведев в ходе заседания правительства, где обсуждался антикризисный план, заявил: «Будем предельно аккуратны в тратах, потому что денег может просто не хватить».

Мнение высшего руководства России совпадает с мнением большинства аналитиков.


В отличие от девяностых годов, когда в России не было значительных золотовалютных резервов, и страна была в большей степени подвержена международному экономическому кризису, на сегодняшний день ЦБ России имеет хорошо подготовленные финансовые инструменты, а внешний долг является одним из самых низких за последнее время.


«Тот факт, что ЦБ России располагает внушительными международными резервами (хотя они и сократились) не окажет, сколько-нибудь значительной помощи российскому среднему классу. Россияне, привыкшие к высоким жизненным стандартам, серьезно пострадали от высокой инфляции, углубления рецессии и роста безработицы. Вместе с тем нынешняя экономическая ситуация в России не угрожает макроэкономической стабильности», — написал в журнале Forbes экономист Марк Адоманис.

Однако ножницы урезания расходов бюджета уже на столе.

С 1 января 2016 года вступил в силу указ президента РФ о сокращении на 10% количества чиновников в управлении делами президента, Министерстве обороны, МЧС, Минюсте, ФСКН, Федеральном агентстве по военно-техническому сотрудничеству, Россотрудничестве.

К этому следует добавить план приватизации, объявленный российским президентом 1 февраля текущего года. Планируется продать существенную часть госпакетов акций Роснефти, Башнефти, Совкомфлота, РЖД, Алроса, Аэрофлота, и некоторые другие компании.

Государство знает, как продавать и кому


Слово «приватизация» россияне воспринимают крайне негативно. Поэтому российское правительство поспешило заявить, что приватизация на этот раз будет проходить под жестким контролем Кремля.


Владимир Путин заявил, что приватизация не должна привести к распродаже активов за бесценок и за счет денег государства, инвесторы должны искать собственные ресурсы, а власти — не допускать ухода активов в офшоры.

«Государство должно четко понимать, что и кому продает, и какие последствия это будет иметь для развития целых отраслей и всей экономики», — сказал глава государства.

Таким образом, получается, что новые владельцы приватизируемых активов должны находиться в российской юрисдикции и быть за пределами досягаемости давления западной дипломатии, в первую очередь, американской.
Остается загадкой, а готовы ли западные инвесторы согласиться с такими условиями, особенно на фоне западных санкций и падения цен на нефть.
Оппозиция утверждает, что нынешняя приватизация проводится в интересах российских олигархов, близких к Кремлю.

Экономисты Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts) и Майкл Хадсон (Michael Hudson) считают, что такой план приватизации не принесет ничего хорошего для России.

«Сочетание растущего дефицита государственного бюджета и платежного баланса стали главным аргументом сторонников проведения приватизации», — говорится в опубликованной статье экономистов в журнале CounterPunch. — " Похоже, что в России продолжают верить в разрушительный западный миф о том, что деньги можно заимствовать только у банков и западных акционеров. Это вполне может сделать ЦБ России путем монетизации бюджетного дефицита«.

Крейг Робертс и Майкл Хадсон считают, что российское правительство может простимулировать экономику за счет печатания денег, а не за счет частных инвесторов, которые будут заимствовать деньги на приватизацию за счет бюджетных средств.

Что касается возможности «репатриации», по меньшей мере, части богатств, принадлежащих олигархам в Лондоне и в других местах, то эта мера будет контрпродуктивной.

«Олигархи скупят российские госкомпании за счет средств, накопленных за рубежом от предыдущих приватизаций и получат еще одну „сделку века“, после того как российская экономика восстановится», — полагают экономисты и добавляют. — «Чем больше экономической власти правительства перейдет в частные руки, тем меньше в руках правительства останется рычагов давления на частный бизнес».

Не остались без внимания авторов публикации и политические последствия плана приватизации.

«Те русские, которые выступают за „атлантическую интеграцию“ — хотят, чтобы Россия пожертвовала своим суверенитетом и присоединилась к западной империи. Они, используя неолиберальную экономику, пытаются связать Путина „по рукам и ногам“, чтобы уничтожить контроль России над собственной экономикой, который с таким трудом был установлен российским президентов после ельцинских лет правления, когда Россия была разграблена в интересах Запада», — пишут авторы статьи. По их мнению, правительство России должно финансировать дефицит бюджета и разрешить ЦБ РФ «печатать деньги».
Что мешает это делать? По-видимому, страх гиперинфляции.

Вероятность социальных волнений

Социологи отмечают, что главная причина, которая способна подвигнуть россиян к массовым акциям протеста — высокий уровень инфляция.
Без соответствующих индексаций заработной платы и пенсий, повышение цен может привести к реальному обесцениванию доходов российских граждан.
Россияне уже сейчас отказались от отдыха за рубежом и не делают крупных покупок. Единственное, от чего они не могут отказаться, так это от приобретения основных продуктов питания.


Согласно официальным данным, инфляция в России в декабре прошлого года составила 12,9%, в январе текущего года — 10%.
Если и в дальнейшем инфляция будет увеличиваться, то это может привести к социальному протесту.

Продолжается девальвация рубля по отношению к иностранным валютам. На прошлой неделе курс национальной валюты по отношению к евро опустился до 90 рублей.


Глава ЦБ Эльвира Набиуллина назвала три способа снизить волатильность рубля: валютные интервенции за счет международных резервов, отскок нефтяных цен, а также изменение структуры экономики.

Ни первый, ни второй способ не подходят, так как на них никоим образом не может повлиять правительство, и во многом они зависят от внешних факторов. Поэтому остается только диверсификация экономики.

«Третий и, на мой взгляд, самый правильный сценарий — это диверсификация экономики», — заявила Набиуллина и признала, что это более долгосрочная, более тяжелая задача, связанная не только с денежно-кредитной и бюджетной политикой.

Валютные ипотечники 8 февраля провели ряд громких акций с перекрытием улиц и блокированием банковских офисов в Москве. Три дня спустя глава ЦБ Эльвира Набиуллина призвала банки самостоятельно реструктурировать валютную ипотеку. Несмотря на то, что доля валютных кредитов составляет лишь 3%, акции протеста привлекли внимание зарубежных СМИ.

Можно предположить, что в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации в России возникнут новые протестные движения наиболее уязвимых слоев населения.

Экономический кризис, несомненно, будет иметь и политические последствия в ходе предстоящих 18 сентября выборов в Государственную думу. В первую очередь бенефициаром может стать КПРФ, которая достаточно резко критикует Медведева, который представляет «либеральное» крыло правящей партии Единая Россия. У Геннадия Зюганова, как и раньше, нет никаких шансов на победу, но увеличить количество мест в парламенте вполне реально. Это позволит оказывать существенное давление на исполнительную власть в ходе принятия решений.

После дефолта 1998 года и отставки кабинета правительства Сергея Кириенко, КПРФ в парламенте проголосовала за назначение Евгения Примакова премьер-министром. Должность первого вице-премьера правительства получил коммунист Юрий Маслюков.
Правительству Примакова — Маслюкова удалось стабилизировать экономику и сделать внешнюю политику многовекторной.

На Примакова коммунисты возлагали большие надежды и даже рассчитывали выдвинуть его пост главы государства. Растущая популярность Примакова привела к тому, что Борис Ельцин отправил его в отставку, при этом КПРФ не сделала ничего, чтобы этого не допустить.
На место Примакова пришел Степашин, а спустя три месяца на пост председателя правительства был назначен Владимир Путин.

С приходом к власти Путина, который усвоил многие постулаты Примакова, коммунисты постепенно стали терять голоса избирателей. Так, если на выборах в 1999 году за КПРФ проголосовали 24% избирателей, то в 2003 году — всего 12%.

История не повторяется, но, похоже, что Путин усвоил уроки прошлого намного лучше, чем Зюганов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.