Объявление, сделанное в России в середине прошлого месяца, удивило российские и зарубежные энергетические круги. Суть состоит в том, что «Роснефть» договорилась с индийскими инвесторами о продаже им около 50% «Ванкорнефти». В ходе своего визита в Индию глава «Роснефти» Игорь Сечин подписал соответствующие соглашения и протокол о намерениях.

По информации СМИ, индийская компания ONGC получит 26% акций, Oil India и другие две компании — 23,9%. Если это соглашение будет реализовано, велика вероятность, что доля Индии возрастет до 49,9%.

Суммарные запасы нефти Ванкорского месторождения составляют 360 миллионов тонн. Изначально администрация Путина, укрепившая государственный контроль над природными ресурсами, осмотрительно относилась к участию иностранного капитала в разработке подобных крупных нефтегазовых месторождений.

Несмотря на то, что по этому соглашению большая часть акций останется у «Роснефти», это крайне необычные уступки со стороны России. Предполагается, что западные экономические санкции, введенные в связи с украинским кризисом, осложняют финансовую ситуацию «Роснефти». Как говорится, «для нужды нет закона».

На самом деле, есть еще одна причина, по которой эта информация вызвала удивление.

Она связана с событиями сентября 2014 года. Тогда президент Путин в ходе встречи с первым вице-премьером Китая Чжан Гаоли завил: «Мы настороженно относимся к участию иностранных партнеров, однако для китайских друзей нет никаких ограничений». Тем самым российский лидер предложил Китаю принять участие в разработке Ванкорского месторождения.

В ноябре того же года «Роснефть» и китайская CNPC в присутствии лидеров обеих стран подписали меморандум о намерениях, касающийся продажи 10% «Ванкорнефти». Тем не менее соглашение так и не было достигнуто. В результате Россия переключилась на Индию, забыв о Китае.

Это касается не только разработки нефтяных месторождений. Существовал проект, по которому Россия должна была поставлять в Китай газ по двум направлениям: восточному и западному. Тем не менее заведующая отделом Института энергетических исследований Российской академии наук Татьяна Митрова высказывает следующее мнение: «Китай не проявляет интереса к западному маршруту. Прийти к окончательному соглашению будет непросто».

Это не кажется чем-то из ряда вон выходящим с учетом кризиса китайской экономики. Тем не менее профессор Высшей школы экономики, китаист Алексей Маслов, отмечает: «Китай считает, что благодаря западным санкциям он стал монополистом на российском рынке. Экономические отношения между Россией и Китаем серьезно осложнились».

Объем торговли с Китаем составляет 12% от общей суммы российской торговли. Китай остается крупнейшим партнером России, однако в прошлом году торговые объемы сократились на 30%. «Изначально Россия надеялась, что Китай полностью возместит потери от западных санкций, однако сейчас она анализирует, насколько это реально», — говорит профессор Маслов.

В ходе своего мартовского выступления, касающегося военного сотрудничества с зарубежными государствами, президент Путин в первую очередь назвал такие страны, как Индия, Ирак, Египет и Вьетнам в качестве потенциальных импортеров российских вооружений. Безусловно, Россия хочет уйти от чрезмерной зависимости от Китая.

Противоречия в российско-китайских отношениях проявляются не только в экономике, но и в дипломатии.


В прошлом месяце Совет Безопасности ООН ввел санкции в отношении КНДР после того, как она провела ядерные испытания. Мы еще не забыли, как незадолго до этого Россия потребовала внести коррективы в проект резолюции. Не только США, но даже Китай заблаговременно не предоставил России китайско-американский проект резолюции.

Этим летом президент Путин должен посетить Китай. Скорее всего, Россия и в дальнейшем будет изображать медовый месяц в отношениях с Китаем, однако стоит внимательно следить за подводными течениями, которые появились в отношениях стран в последнее время.

Между тем в ближайшее время Японию должен посетить министр иностранных дел России Сергей Лавров. В мае в Россию отправится премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Сбалансированная политика России в Азии будет способствовать улучшению российско-японских отношений. Конечно, она не приведет к решению проблемы «северных территорий», но это хороший шанс для подготовки соответствующей почвы за счет экономического сотрудничества.

Например, это касается разработки ресурсов Сибири. Под влиянием обвала нефтяных цен и санкций России пришлось приостановить практически все проекты. Завис проект «Сахалин-1», в котором участвуют японские компании.

«У России есть только два варианта: поставлять СПГ в Японию и Южную Корею или проложить газопровод в Китай», — отмечает Татьяна Митрова. По ее словам, вариант с СПГ более выгодный: можно расширить уже работающую базу проекта «Сахалин-2». Тем не менее выбор в пользу Японии или Китая будет зависеть от развития дипломатических отношений с этими странами.

В пору низких цен на нефть, возможно, не совсем корректно обсуждать тему природных ресурсов, однако именно сейчас, когда Россия оказалась в затруднительном положении, могут появиться идеи, которые будут полезны в долгосрочной перспективе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.