Говорят, что после первой неудачной попытки запуска ракеты с нового космодрома «Восточный» президент Путин устроил основательный «разнос» своим подчиненным и даже не стеснялся крепких выражений, которыми так богат русский язык.

Как бы там ни было, со второй попытки все прошло успешно. 28 апреля в 5 утра по московскому времени ракета «Союз» вывела на орбиту три спутника и «возвестила о начале новой эры в космонавтике России», как помпезно сообщали СМИ этой страны. Правда, это не помешало Путину объявить выговор двум высокопоставленным чиновникам — вице-премьеру Дмитрию Рогозину и директору Роскосмоса Андрею Колесникову. Народу это наверняка понравилось.

В действительности строительство космодрома «Восточный» довольно хорошо характеризует менталитет, его слабые стороны, но, безусловно, также силу и способности нашего восточного соседа. За относительно короткий срок — неполные четыре года — русские на абсолютно пустом месте в сибирской тайге построили современный космодром с новым городом для 19 тысяч жителей. Как обычно, не обошлось без жертв, в данном случае в виде украденных 7,5 миллиардов рублей и не выплаченных вовремя зарплат строителям. Шестеро подозреваемых уже сидят за решеткой.

Но почему для строительства космодрома был выбран именно Дальний Восток? Для запуска шпионских и метеорологических спутников (что, в принципе, является тем же шпионажем) годится любое место на Земле, и у русских это военный космодром «Плесецк» в Архангельской области. В свою очередь, спутники связи эффективнее и дешевле всего выводить в космос с мест, расположенных как можно ближе к экватору. Это так называемая геостационарная орбита, на которой спутник облетает планету по ее экватору. К тому же, не просто облетает, а кружит в точном соответствии с угловой скоростью вращения Земли. Таким образом, по отношению к поверхности нашей планеты спутник не движется, а «висит» над определенной точкой 24 часа в сутки и направляет телесигналы, к примеру, для Европы.

В Советском Союзе для этих целей использовался «Байконур», который находится на самом юге Казахстана, а в США — Мыс Канаверал в отдаленной южной точке Флориды. В самой выгодной ситуации французы, их космодром размещен почти на экваторе в заморском департаменте Французская Гвиана.

После развала СССР «Байконур» перешел в собственность Казахстана, и нынешний межгосударственный договор позволяет России использовать его до 2050 года. Однако не совсем ясно, что произойдет со Средней Азией в ближайшие десятилетия, может быть, там будет править какой-нибудь новоиспеченный «халифат».

В поисках места для нового космодрома у русских было две возможности, два региона с ближайшим расположением к экватору — Северный Кавказ и Дальний Восток. Выбор был сделан в пользу последнего. Во-первых, на новом космодроме солнце светит 310 дней в году, что немаловажно. Во-вторых, космические корабли можно выводить на орбиту с территории России, не затрагивая другие государства. И, в-третьих, Северный Кавказ — не самое спокойное место в мире, чтобы строить там дорогостоящие стратегические объекты на долгосрочную перспективу.


Прогнозируется, что через семь лет с «Восточного» смогут стартовать пилотируемые космические корабли. В проигрыше окажется Казахстан, которому запуски ракет с космодрома «Байконур» приносят немалые деньги. А сам Байконур может превратиться в заброшенный город-призрак посреди степи, который будет пригоден лишь для съемок триллеров и фильмов ужасов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.