Ежегодно проходящий в России Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) принес впечатляющий финансовый улов. Контрактов в этом году было подписано на 15,3 миллиарда долларов, в то время как в прошлом их сумма составила всего 3,6 миллиарда. Но гораздо важнее инвестиционных сумм оказались новые политические сигналы, которые с трибуны форума подал Западу российский президент Владимир Путин.

Независимые аналитики в России высмеяли этот ежегодный форум, назвав его «балом-маскарадом». В ожидании этого мероприятия журналист Олег Кашин написал: «В этой ролевой игре ветераны спецслужб, те самые старые руководители и люди, на чьих визитках надо написать „друг президента“ (так как больше о них сказать нечего), превратятся в бизнесменов мирового класса». Несмотря на то, что это представление организовано и проведено очень умело, оно все равно остается представлением. Нет никаких реальных историй успеха, нет никакой конкуренции. Это будет «корпоратив для супер-богатой фирмы, единственным бизнесменом в которой является Путин», сказал Кашин. В обоснование своих доводов он привел пример бывшего главы РЖД Владимира Якунина. На прошлогоднем форуме Якунин выглядел как очень влиятельный государственный олигарх («государственный», потому что компания РЖД всегда принадлежала российскому государству). В прошлом году Якунина уволили, и сегодня никто даже не знает, где он и чем занимается, отметил Кашин.

Накануне форума российского оппозиционного политика Владимира Милова, который в 2002 году был заместителем министра энергетики России, попросили высказать свое мнение об этом мероприятии. На своей страничке в Facebook Милов написал: «Попытка изобразить некие стратегические перспективы и геополитическое величие при полном отсутствии оных. Худший кризис за 20 лет без всякой стратегии выхода из него, банкротство ВЭБа, неспособность построить даже пресловутый Крымский мост, […] хромые утки типа Саркози, которому теперь точно не светит стать президентом, полное отсутствие китайцев на двух крупных сессиях ПМЭФ, посвященных стратегическим вопросам развития энергетики — я просто не вижу, что здесь можно комментировать».

Кроме бывшего президента Франции Николя Саркози на форуме присутствовал ряд известных политиков и знаменитостей: председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, итальянский премьер-министр Маттео Ренци, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, а также вице-президенты и вице-премьеры из восьми других стран.

Председатель Совета министров Итальянской Республики Маттео Ренци выступает на пленарном заседании "На пороге новой экономической реальности" в рамках XX Петербургского международного экономического форума


Форум начался с дискуссии о санкциях. В своем тщательно подготовленном выступлении Юнкер призвал к восстановлению доверия между Россией и Европой, несмотря на экономические санкции. Говоря конкретно о санкциях, Юнкер заявил, что единственный способ добиться их снятия — это «полное выполнение Минского соглашения — ни больше, ни меньше». Председатель Еврокомиссии не постеснялся также упомянуть аннексию Крыма. Маттео Ренци, со своей стороны, даже подискутировал с Владимиром Путиным о том, почему Европа вообще ввела санкции против России. Путин настаивал, что это результат давления США; Ренци же заявил, что это решение европейские государственные деятели приняли самостоятельно.

Николя Саркози, со своей стороны, без колебаний польстил хозяину форума, выступая в первый день заседаний, он сказал, что провел частную встречу со «своим другом» Владимиром Путиным и попросил его сделать первый шаг по отмене российских контр-санкций — запрета на импорт продовольствия. Саркози, похоже, дал понять, что Европа в ответ тоже снимет свои санкции. «Сильнейший должен уступать первым, а сильнейшим здесь является президент Путин», — объяснил Саркози. Выступая на пресс-конференции после переговоров с Маттео Ренци, Владимир Путин ответил на предложение Саркози. «Мы были бы готовы к таким шагам, если мы были бы уверены в том, что нас в очередной раз, как у нас говорят в народе, не „кинут“, — заявил он, использовав вульгарное просторечие. — Мы должны быть уверены в том, что за этими даже односторонними действиями со стороны России последуют встречные шаги».

Если учитывать рост цен, усиление дефицита продовольствия и возникшее в результате этого народное недовольство в России, получается, что Путин выступал с позиции слабости. Он всегда заявлял, что запрет на импорт продовольствия введен для того, чтобы увеличить внутреннее производство, «защитить национальные интересы», как говорится в одном официальном кремлевском документе. Но на сей раз Путин открыто признал, что этот шаг, как и многие другие, был средством для спасения престижа. Он как бы просил: помогите мне отменить это катастрофическое решение.

На прошлогоднем форуме российский президент пытался продемонстрировать храбрость и отвагу, говоря об экономической ситуации. Он заявил, что Россия успешно преодолевает трудности, и что санкции не оказали на страну почти никакого воздействия. На сей раз Путин воспользовался трибуной форума, чтобы напрямую обратиться к Западу. Западные средства массовой информации в частности уделили большое внимание одному из его заявлений. «Америка — великая держава. Сегодня, наверное, единственная супердержава. Мы это принимаем. Мы хотим и готовы работать с Соединенными Штатами. Миру нужна такая мощная страна, как США. И нам нужна, — сказал Путин. — Но нам не нужно, чтобы они постоянно вмешивались в наши дела, указывали, как нам жить, мешали Европе строить с нами отношения». Это тоже было новым заявлением с учетом того, что Путин ранее проявлял склонность к критике по поводу «однополярного» мирового порядка во главе с США.

Его выступление подтвердило нечто такое, о чем аналитики спорят уже довольно давно: российский президент Путин — не идеолог типа Ким Чен Ына. Он в основном свободен от идеологических шор и хочет, чтобы мир пустил его обратно в международную систему. Но конечно, на его собственных условиях. Станислав Белковский так сказал об этом в интервью The American Interest:


Владимир Путин — западный человек, и он страдает от того, что Запад его отвергает. Но он отказывается понимать и признавать, что альянс между Россией и Западом, если таковой возникнет, должен строиться на базе ценностей, а не какого-то баланса военных сил в соответствии со старомодной сталинской парадигмой.

Президент РФ Владимир Путин и Жан-Клод Юнкер во время встречи в Кремле


Скорее всего, политиков типа Жан-Клода Юнкера пригласили на форум как вестников — в надежде на то, что они помогут Путину восстановить связи с Европой, а не разрушить существующий европейский порядок, на что, как считают многие, нацелился Путин.

Также стоит отметить следующее. Путин выступил с речью, в которой он остановился на отношениях между силовиками в составе представителей военных и спецслужб и бизнесом. Впервые эту тему он поднял в феврале текущего года. Но в отличие от февральского выступления, когда Путин сказал руководителям бизнеса, что решать вопросы с силовиками следует через Кремль, на сей раз президент отметил, что силовикам следует отступить. Органы безопасности несут персональную ответственность за разрушение компаний, заявил он.


Эти невероятные слова были произнесены как раз в тот момент, когда владелец второго по величине аэропорта России Домодедово сидит в тюрьме, и ему предъявлено обвинение в необеспечении безопасности во время теракта в 2011 году, когда погибли 37 человек. «Дело против него возбуждено на фоне продолжительных попыток государства приобрести долю в Домодедово», — сообщает ВВС. Присутствовавший на ПМЭФ бывший советник главы Роснефти Игоря Сечина Роман Троценко, возглавляющий холдинговую компанию AEON, выразил заинтересованность в приобретении Домодедова. Этот человек совместно с Роснефтью дважды пытался купить данный аэропорт — в 2011 и 2013 годах. Троценко известен как один из крупнейших корпоративных рейдеров в России.

После выступления Владимир Путин встретился с итальянскими инвесторами, которые подписали контрактов на общую сумму 1,3 миллиарда евро. В тот же день Путин совершил свою любимую выходку, заставив инвесторов из ряда стран ждать его появления в течение двух часов. Американский инвестор Джим Роджерс (Jim Rogers) заявил РБК, что главным сигналом Путина стало «все будет ОК». «Нам было сказано, что если мы хотим заниматься бизнесом в России, нам помогут, и что власти дружественно настроены по отношению к бизнесу», — отметил он.

Предсказание Кашина сбылось: санкт-петербургский форум действительно оказался балом-маскарадом — лучшим в этом году. Единственным настоящим сюрпризом стала маска, которую надел Путин. Это была маска просителя, обращающегося к Западу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.