Маленькое предприятие Barel в Киркенесе зарабатывает хорошие деньги на своем производстве в России и находит очень странным, что переживающая кризис нефтяная отрасль в Норвегии не видит для себя возможностей в этой стране. А в губернии Ругаланд (Rogaland) считают, что важная причина — отсутствие помощи со стороны норвежских властей.

В 15 милях к востоку от Киркенеса (1 норвежская миля = 10 км — прим. ред.) русские планируют инвестировать миллиарды долларов в новые газовые проекты. Гейр Турбьёрнсен (Geir Torbjørnsen) из компании Barel считает, что норвежским фирмам важно не упустить момент.

«На западе Норвегии (центр добычи нефти и газа — прим. ред.) 35 тысяч человек лишились работы, почему бы не обучить инженеров-нефтяников нескольким русским словам и не дать им возможность перебраться сюда?» — спрашивает Гейр Турбьёрнсен, директор по продажам в Barel.

«Россия для нас чужая»

В будущем в российской части Арктики планируется осуществить несколько крупных газовых проектов, и Турбьёрнсен считает, что для норвежского бизнеса вполне естественно присмотреться к возможностям, открывающимся на востоке.

«Мне кажется странным, что в ситуации, когда существуют такие грандиозные проекты, на которые не распространяются санкции, никто ими не интересуется».

В 2014 году норвежские компании, занимающиеся нефтяными технологиями, заработали за рубежом больше 200 миллиардов крон. Директор регионального отделения Союза предпринимателей Норвегии (NHO) в губернии Ругаланд Свейн Улав Симонсен (Svein Olav Simonsen) считает, что это только малая часть возможной прибыли.

«Это общая проблема, мы сделали слишком мало в плане международного сотрудничества, учитывая имеющийся у нас потенциал», — говорит Симонсен, который полагает, что многим в Норвегии Россия кажется совершенно чужой.

«В России непросто ориентироваться».

Виновата норвежская политика

Атле Берге (Atle Berge) из компании Ølen Betong c успехом работает в Мурманске. По его мнению, действительно жаль, что слишком мало компаний видят для себя возможности в России. И вину за это он возлагает на норвежскую политику.

«Официальная норвежская позиция настолько негативна, что она просто отпугивает всех и каждого», — говорит Берге. Он считает, что именно это — важнейшая причина того, что так мало фирм делают ставку на сотрудничество с Россией, хотя есть и другие причины.


Его мнение разделяет и директор регионального отделения Союза предпринимателей Норвегии (NHO) в губернии Ругаланд. Симонсен раньше был финансовым директором в компании, занимающейся нефтяными технологиями, для них делать ставку на Россию было просто немыслимым из-за политического риска.

«Если бы со стороны норвежского государства поддержки было больше, вполне возможно, что мы думали бы иначе. Но на собственном опыте мы знаем, что гораздо проще было получить помощь в Абердине и США.

«Поддержка со стороны государства важна»

Симонсен считает вполне естественным, что норвежские власти должны помочь в налаживании сотрудничества с Россией.

«Норвежские власти должны помочь. Необходимо наладить сотрудничество в создании инфраструктуры, которая облегчит дальнейшую добычу, в том числе и в Баренцевом море», — считает Симонсен.

В электронном письме в адрес компании NRK Министерство иностранных дел пишет, что отношения между Норвегией и Россией развиваются успешно. Советник по связям с общественностью Рюне Бьостад (Rune Bjåstad) пишет также, что запретительные меры необходимы в качестве реакции на нарушение Россией основополагающих международных норм.

«Меры носят целенаправленный и ограниченный характер и не направлены против экономического сотрудничества с Россией в целом. Самый большой урон экономическому сотрудничеству между двумя странами наносит российское эмбарго на поставки норвежской рыбы и морепродуктов», — подчеркивает Бьостад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.