Я уехал из России вскоре после аннексии Крыма в 2014 году в надежде, что мне не придется поддерживать агрессивную политику Владимира Путина посредством уплаты налогов. С тех пор мне довелось прочесть множество статей об утечке мозгов из России, и их авторы часто ссылались на мою характеристику этой новой войны эмиграции, которую я назвал «эмиграцией разочарованных». Но большинство их выводов были ошибочными. У России действительно есть трудности с человеческим капиталом, но здесь основная проблема заключается вовсе не в утечке мозгов, и для ее описания используется неверная статистика.

Недавно консалтинговая группа Stratfor опубликовала очередную статью, посвященную этой теме. Как и многие другие, ее авторы сослались на мой пост 2014 года, и, как многие другие, они привели официальную статистику российских миграционных служб в контексте проблемы утечки мозгов:

Более 100 лет Россия периодически страдает от волн массовой эмиграции. Теперь ей грозит очередная волна, способная привести к самой крупной утечке мозгов из страны за последние 20 лет. По данным российского государственного статистического агентства, в 2015 году из России эмигрировали 350 тысяч человек — это в 10 раз больше, чем в 2010 году.

В статье даже есть диаграмма, в которой наглядно представлена связь между темпами эмиграции и внешней и внутренней политикой Путина.

Однако, будучи автором, чье имя часто упоминают в связи с новой волной эмиграции, я обязан прояснить ситуацию.

Федеральная служба государственной статистики РФ предлагает данные о потоках мигрантов отдельно по разным странам. В 2015 году 299 тысяч из 353 тысяч человек, покинувших Россию, отправились в страны Содружества независимых государств. К примеру, 36 276 человек уехали в Таджикистан, а 94 910 человек — в Узбекистан. Ни о какой утечке мозгов здесь речи не идет: это рабочие мигранты, которые возвращаются на родину, потому что в условиях сокращающейся российской экономики для них больше нет работы, или потому что они уже завершили свою работу в России.

Кроме того, в Россию продолжает прибывать довольно большое количество людей. В 2015 году 536 157 человек приехали в Россию из стран СНГ. Экономическая ситуация в постсоветских государствах серьезно ухудшилась с момента начала рецессии в России, и бывший центр до сих пор предлагает больше возможностей для рабочих из Средней Азии, Молдавии и Азербайджана, чем их родные страны.

Темпы миграции россиян за пределы бывшего Советского Союза действительно начали расти с того момента, когда Путина избрали на третий президентский срок в 2012 году. Однако, согласно официальной статистике, в богатые страны, куда стремятся все высококвалифицированные мигранты, прибыло не больше россиян, чем в предыдущие годы, и в 2015 году их число даже немного уменьшилось.

Объективный анализ официальной статистики показывает, что, даже если в России и наблюдается утечка мозгов, ее нельзя назвать серьезной проблемой. Кроме того, анализировать эти статистические данные бессмысленно. В них учитываются только те мигранты, которые уведомили власти о своем решении уехать и поселиться в другой стране. Для этого людям требуется приложить некоторые усилия — к примеру, сняться с регистрации в России — а большинство из тех, кто хочет уехать, не хотят обременять себя сбором документов. К примеру, я этого не сделал, поэтому четверо членов моей семьи не вошли в официальные данные об эмиграции в Германию за 2014 год.

Мы вошли в официальную статистику Евросоюза, как иностранцы, получившие первое разрешение на временное проживание. В 2014 году 73 821 россиянин переехал в одну из 28 стран Евросоюза — это на 22,5% больше, чем в 2009 году, однако рост числа мигрантов в абсолютных числах чрезвычайно мал, учитывая, что численность населения России составляет 143,5 миллиона человек.

Правда заключается в том, что, даже если Россию будут покидать самые умные и талантливые люди — что происходит далеко не всегда — страна без нас не пропадет, особенно учитывая то, что миграция идет в обоих направлениях. В 2015 году, к примеру, почти 4 тысячи человек переехали в Россию из Германии.


В отличие от ситуации времен Железного занавеса, сегодня отъезд из России больше не является окончательным и бесповоротным решением. Лично я намереваюсь вернуться в Россию, когда там появится более разумное правительство или хотя бы шанс привести к власти оное. Многие люди переезжают с места на место в зависимости от того, куда их ведет работа. Несмотря на свои резкие высказывания, Путин довольно благоразумно держит границы открытыми, хотя в последние несколько лет люди с двойным гражданством оказались под усиливающимся давлением: на них смотрят с подозрением, и их обязывают сообщать о гражданстве иной страны.

Вероятно, сейчас можно говорить о чистом оттоке высококвалифицированных специалистов. Во вторник, 5 июля, после выступления с докладом о человеческом капитале перед правительственной комиссией, Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики и муж главы Центробанка России Эльвиры Набиуллиной, сказал: «К сожалению, сегодня Россия теряет больше представителей креативного класса и больше ученых, чем получает из-за рубежа». Однако масштабы этой утечки нельзя сравнивать с масштабами оттока квалифицированных специалистов в 1990-е годы.

Проблема России с людскими ресурсами носит иной характер. Согласно новому докладу, соавтором которого стал Кузьминов, правительство тратит все меньше средств на образование, увеличивая расходы на армию и обеспечение безопасности. С 2012 по 2016 годы объем расходов на образование сократился с 4,7% ВВП до 3,6% — стоит отметить, что ВВП за эти годы тоже уменьшился. То есть Россия тратит на образование меньше большинства крупных экономик. Ее расходы сравнимы с расходами Словакии и Парагвая.

В России доля выпускников высших учебных заведений — выше, чем во Франции или Соединенном Королевстве, однако ежегодно она тратит на одного студента в два раза меньше, чем Франция, и в три раза меньше, чем Соединенное Королевство. Российская экономика не нуждается в таком большом количестве людей с бесполезными степенями, поэтому многие из них позже уходят в сферу услуг и выполняют работу, которая не требует высокой квалификации. И частные компании не помогают: Россия занимает одно из последних мест среди развитых стран по доле людей, которые проходят подготовку без отрыва от производства.


Россия действительно теряет свой креативный потенциал, но это происходит не потому, что россияне уезжают, как это сделала моя семья. Если бы мы остались в Москве, наши дочери, скорее всего, не получили бы полезного образования: система образования разваливается, потому что демонстрация силы требует огромных затрат, а доходы от продажи нефти падают. Выпускники российских вузов теряют конкурентоспособность на международном рынке. Через 10 лет им, возможно, будет гораздо сложнее уехать из России по политическим или экономическим причинам, как это сделал я. Однако данные о миграции, которые все так любят использовать, будут выглядеть просто замечательно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.