Atlantico: В четверг цена барреля вновь пошла вниз в Нью-Йорке и даже Лондоне до отметки в 44,75 доллара (-1 доллар) и 46,20 доллара (-97 центов) соответственно. В результате общий спад с июня достиг 10% отметки. Стоит ли ждать нового периода устойчиво низких цен на нефть?

Франсис Перрен (Francis Perrin):
Цены на нефть марки Brent по сентябрьским контрактам варьировались в Лондоне от 45 до 46 долларов на конец дня 22 июля, и мы действительно находимся в фазе падения котировок черного золота.

В начале года за баррель нефти давали менее 30 долларов, однако с февраля по май цены ощутимо выросли, слегка перевалив за отметку в 50 долларов.

Затянется ли надолго новая фаза спада? Я в этом сильно сомневаюсь. Сейчас по-прежнему действует целый ряд способствующих повышению факторов вроде роста мирового потребления нефти, спада добычи в США с весны 2015 года и ожидаемого спада производства за пределами ОПЕК в 2016 году. Не исключено, что нынешний спад продлится какое-то время, но у него не будет ничего общего по продолжительности и масштабам с обвалом цен в период с лета 2014 года по начало 2016 года.

— Если последнее время цена барреля росла, с чем тогда связана новая волна снижения, которая составила 10% за месяц? Причины этой тенденции объясняются уменьшением спроса или же опять-таки слишком большим предложением со стороны стран-производителей?

— Спрос не уменьшается. Этот фактор можно смело вычеркивать. В то же время эффект Брексита, бесспорно, сыграл тут определенную роль: опасения насчет экономического роста, неопределенность, которая утянула вниз биржевые площадки (а те потащили за собой нефтяные рынки), и подъем доллара (зачастую существует обратная зависимость между изменениями курса американской валюты и котировок нефти). Что касается предложения на нефтяном рынке, недавний период был отмечен определенным прогрессом в Канаде и Нигерии, а также надеждами на улучшение ситуации в Ливии. Наконец, еще одним способствующим снижению фактором являются переполненные хранилища в Северной Америке и по всему миру. При всем этом, мне не кажется, что Брексит окажет серьезное воздействие на цены на нефть, хотя он и произвел сильное впечатление на операторов рынка и трейдеров, которые зачастую рассматривают исключительно краткосрочную перспективу.

— Как отразился наблюдающийся уже почти два года спад на инвестициях нефтяных компаний? Сулит ли это снижение новый кризис в будущем?


— Как отмечают во Французском институте нефти, в 2015 году инвестиции в разведку и добычу в нефтяном секторе сократились на 21%: 540 миллиардов долларов против 683 миллиардов в 2014 году. По прогнозам экспертов, в 2016 году этот показатель потеряет еще 10%, упав до отметки в 485 миллиардов. Если эти предположения подтвердятся, спад за 2015-2016 годы составит почти 200 миллиардов, то есть около 30%.

Спад таких масштабов не может не сказаться на производстве, однако последствия проявят себя в среднесрочной, а не краткосрочной перспективе. Все это может привести к недостаточному предложению к 2020 году, что подтолкнет цены на нефть вверх в среднесрочной перспективе.

— Что будет дальше на нефтяном рынке? Как обстоят дела с переговорами в ОПЕК? В какой степени Россия и Иран влияют на действия организации? Разумны ли принятые решения? Можно ли сказать, что некоторые страны-производители уже обречены, если цены на нефть останутся на текущем уровне?

— Сценарий постепенного роста цен на нефть до 60 долларов за баррель к 2017 году сейчас представляется весьма вероятным, так как мировой рынок нефти постепенно нащупывает равновесие по мере роста мирового спроса и спада предложения за пределами ОПЕК.

При этом нельзя сказать, что ОПЕК играет особенно позитивную роль с учетом внутренних разногласий и в частности враждебности между Саудовской Аравией и Ираном. Без единства ОПЕК совершенно беспомощна. Она так и не приняла ни одного решения по сокращению или заморозке добычи с начала спада летом 2014 года. Кроме того, сложно представить, что могло бы заставить ОПЕК действовать конструктивным образом в ближайшие месяцы.

В феврале-апреле 2016 года Россия говорила о готовности заморозить производство вместе с практически всеми членами ОПЕК и рядом не входящих в нее государств. Однако этот проект договора так ничего и не дал из-за растущей напряженности между Ираном и Саудовской Аравией и отказа последней идти на любые уступки Тегерану во время апрельской конференции в Дохе.

Цена Brent порядка 45-46 долларов за баррель — это крайне мало по сравнению со 100-110 долларами в период с 2011 по первое полугодие 2014 года. В то же время для стран-производителей это намного лучше 27-28 долларов начала 2016 года. Худшее для них позади, но в их же интересах добиться хотя бы минимального консенсуса, чтобы ускорить и упрочить восстановление баланса спроса и предложения на рынке. В любом случае, политическая напряженность плохо сочетается с рациональной экономической политикой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.