Бесплодные усилия

Истерия и гиперболизация — мощные инструменты: смешайте в одном шейкере Дональда Трампа, американскую русофобию и съезды национальных партий, и вы точно получите взрывную смесь. Одно вполне ясно: Дональду Трампу никогда не удавалось сделать успешный бизнес в России. И если каких-то перемен либо с Россией, либо с кандидатом от республиканцев не произойдет, то ему это так никогда и не удастся.

Разумеется, Трамп всегда хотел мечтал о ярком проекте в России. Но мечтать и делать — не одно и то же, так же как косвенно через Twitter приглашать Владимира Путина на конкурс Мисс Вселенная (как он это сделал в 2013 г.) — отнюдь не то же самое, что встречаться с ним.

Существует две причины, почему у Трампа нет проектов в России: в прошлом это было слишком рискованно, а теперь, когда страна продирается сквозь третий год суровой экономии, спроса на его роскошные побрякушки нет.

Отельный бизнес в годы последовавшего за развалом Советского Союза беспредела был (порой буквально) убийственно конкурентным. Американский бизнесмен Пол Тейтум был застрелен недалеко от своего отеля «Рэдиссон Славянская» в 1996 году после громкой ссоры со своим местным партнером. В 2002 Константина Георгиева, управлявшего построенным в 1950-е гг. отелем «Пекин», ждала та же участь. Полиция подозревала, но так и не доказала, что это были разборки с организованной преступностью.

В 1997 году Трамп вел переговоры с Правительством Москвы о лизинге и реорганизации огромного монструозного строения гостиницы «Россия» (самого большого в мире), расположенного по соседству с Кремлем, сделка оценивалась в 800 миллионов долларов. Но проект тихо умер в 1998 г. после того, как гендиректор отеля Евгений Цимбалистов был застрелен мафией.

Россия — «страшное место»

Когда Владимир Путин восстановил условный порядок в первые десять лет XXI века, в России вновь открылось окно возможностей, но это длилось недолго, по крайней мере, не так долго, чтобы Трамп успел им воспользоваться. Взлет цен на нефть в период с 2002 по 2008 г. (от 18 долларов за баррель до рекордных 148) быстро сместил баланс власти между местными и иностранными предпринимателями. В 2008 г. в своей речи на конференции по недвижимости сын Трампа Дональд-младший рассказал, насколько их семья далека от закрытого сообщества, контролировавшего доступ к самой дорогой недвижимости в России и к нефтедолларам, необходимым для ее развития.

«Как бы нам ни хотелось делать там бизнес, Россия — это совсем другой мир», сказал Дональд-младший, как писали в статье в Вашингтон Пост. «Здесь главное — кто и чьему брату дает на руку… Это действительно страшное место».

Разумеется, серьезные компании в гостиничном бизнесе с солидным сводным балансом (Four Seasons, Carlson Rezidor, Starwood, Marriott) все построили в России свой бизнес как фабриканты, но Трамп сделан из другого теста. Как говорит Крис Уифер, давно обосновавшийся в Москве основатель консалтингового агентства Macro Advisory Services: «Невозможно делать бизнес в России без местного партнера, на которого ты можешь положиться. Нужно вести себя тихо, быть сговорчивым, а образ Трампа с этим никак не сходится».

Возможно, 2008 г. был последним, когда шикарные, крайне дорогие проекты Трампа могли быть востребованы в России. «Природная сила, особенно в высшем сегменте», — так определил это Трамп-младший в своем выступлении в 2008 г., но с тех пор мы наблюдали иллюзорность этой оценки. Со времен великой рецессии, а тем более после наложенных США и Европой в связи с аннексией Крыма санкций российская экономика падала, снизившись с 3,7% в прошлом году до 1,2% в этом, по оценке Международного валютного фонда.

Как следствие избыточная роскошь и очевидная коррупция тоже вышли из моды в России. На этой неделе это нашло очередное подтверждение, когда Путин уволил главу Федеральной таможенной службы, Андрея Бельянинова, после того как следователи нашли у него дома почти 900 тысяч долларов наличными. Мода изменилась, на самом деле, уже в 2009 г., когда Трамп продал Дмитрию Рыболовлеву, владельцу компании по производства удобрений «Уралкалий», имение во Флориде за 95 миллионов долларов. Но это было еще слишком далеко от близости к российской власти.

Не друг Путина

Путин давно уже избавлялся от несговорчивых, на его взгляд, бизнесменов, а Рыболовлев уже разозлил его своим рыцарским поведением в одном громком в России скандальном происшествии. Вскоре после сделки с Трампом Рыболовлев нашел крайне удобный выход из положения, продав «Уралкалий» Сулейману Керимову. Кстати, продажа американской недвижимости россиянам, стремящимся перевести свои деньги туда, где путинские налоговые инспекторы их не найдут, была единственным бизнесом, который удалось провернуть Трампу в России.

«Доля русских довольно непропорциональна во многих наших фондах», сказал Трамп-младший на конференции в 2008 г., как приводит его слова Вашингон Пост. Если учитывать, что из страны с начала 2014 г. был выведен капитал на сумму свыше 220 миллиардов, то множество людей могли бы это подтвердить.

Как привезти в Москву конкурс красоты

Третья и пока последняя возможность Трампа попасть на российский рынок появилась в 2013 г. Он узнал, что столь необходимым ему местным партнером будет девелопер Арас Агаларов. Именно Агаларов заплатил почти 7 миллионов долларов, чтобы провести трамповский конкурс Мисс Вселенная в своем пафосном московском проекте Крокус Сити.


При этом никакой встречи лично с Путиным не было — лишь несколько слов по телефону в пресс-секретарем Кремля Дмитрием Песковым. Говоря на языке Трампа, азербайджанцы (такие как Агаларов) не приближены в реальной власти, не более украинцев вроде Виктора Януковича, бывшего скандального клиента Пола Мэнефорта, руководящего кампанией Трампа.

Кремль не делал никаких заявлений в подтверждение слов, сказанных на канале NBC: «Я действительно поддерживаю отношения (с Путиным) и могу сказать, что он очень заинтересовался тем, чем мы сейчас занимаемся». В свое время Агаларов сам рассказал Форбс, что переговоры о проектах так и не зашли дальше обмена мнениями («он сказал, что они были весьма интересны»). Что же касается Путина, у него нет времени на иностранных инвесторов, которые не приспособлены к российским играм.

За четыре месяца аннексия Крыма и война на востоке Украины в 2014 г. снова застопорила весь реальный бизнес в России. В то же время за экономикой Путина стали следить еще пристальнее — во многом из-за санкций США (хотя это может измениться, если президент Трамп дойдет до «пересмотра» легальности российского захвата территории, самого крупного со времен Второй мировой войны).

Банки, такие как Deutsche Bank AG, на который Трамп долгие годы полновесно опирался, потеряли интерес к России (в Deutsche заявили, что в сентябре 2015 г. российские корпоративные программы будут закрыты), а Трамп никогда не строил такие отели, которые в России действительно нужны: функциональные, неброские трехзвездочные отели в провинциальных городах вдали от яркой московской жизни. Возможно, Дональд Трамп стал крупной рыбой в американской политике. Но какое бы политическое применение ни нашел ему Владимир Путин, в реальном бизнесе совершенно ясно, что матушка Россия выбросит эту рыбу на берег.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.