Кризис, переживаемый южноамериканским общим рынком МЕРКОСУР (MERCOSUR) в связи с назначением страны на очередной полугодовое председательство этой организации, не поддается разрешению. Более того, страны-члены по-прежнему не могут найти выход из тупиковой ситуации, в которой оказались.
Три недели тому назад, наше издание сравнивало кризис МЕРКОСУР с гораздо более обнадеживающим положением, в котором находится Тихоокеанский альянс. Строго говоря, непростое положение, в котором оказался МЕРКОСУР, характерно также и для Союза южноамериканских государств (UNASUR), Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC) и Боливарианского союза народов нашей Америки (ALBA) и свидетельствует о тупике, в котором оказался боливарианский интеграционный проект.

Если говорить конкретно о МЕРКОСУР, то существует ряд проблем, влияющих на существующее положение дел. Но при этом следует отметить, что все они вытекают из тех же самых предпосылок, которые обусловили статус Латинской Америки в мире, погруженном в процесс глобализации, а также ее отношения с основными западными державами, прежде всего с США и Евросоюзом, роль международной торговли в экономическом росте стран, участие государства в управлении экономикой и чрезмерные полномочия президента в выработке внешней политики.

Именно последнее обстоятельство сделало возможным то, что в конце 2005 года Венесуэла в ускоренном порядке вступила в МЕРКОСУР. Это стало наглядным проявлением волюнтаристских и необдуманных действий Уго Чавеса. Вступлению Венесуэлы в немалой степени поспособствовали его коллеги той эпохи: Нестор Киршнер (Аргентина), Лула да Силва (Бразилия), Никанор Дуарте Фрутос (Парагвай) и Табаре Васкес (Уругвай). И все же процедура вступления задержалась из-за несогласия парламента Парагвая и сената Бразилии, а также систематическим невыполнением правительством Венесуэлы принятых им на себя обязательств по приведению торгового законодательства страны в соответствии с нормами МЕРКОСУР.

В 2012 году, воспользовавшись приостановкой членства Парагвая в МЕРКОСУР, Венесуэла стала полноправным членом организации, но при этом она никогда не проявляла желания изменить свое законодательство и нормативную базу, а также вести себя как ответственный член южноамериканского общего рынка. Очевидно, что сейчас наступила пора расплаты за ошибки прошлого. Не желая осознать их, в июле 2015 года пять государств-членов одобрили вступление Боливии. Ни в первом, ни во втором случае не обсуждался ни глобальный проект организации, ни то, насколько совместима экономика вновь принятых стран с деятельностью организации в целом.

Когда сменились правительства в ряде латиноамериканских стран, господствующая концепция региональной интеграции затрещала по швам. Все дело в том, что в течение все6х предшествующих лет идеология и политическая близость ставились выше национальных интересов. Новые президенты Аргентины, Бразилии и Парагвая решили отказаться от слепого следования в фарватере чавизма, прежде всего в том, что касается малейшего отхода от жестких рамок боливарианской интеграции. Интеграцию хотят проводить, исходя из совершенно иных предпосылок, хотя те, кто пытается это сделать, еще не обладают необходимой силой.

Описанное положения усугубляется стремлением венесуэльских властей навязать свое лидерство любой ценой. Стремясь выставить себя в качестве жертвы в глазах собственной общественности, они стали перекладывать ответственность за возникшие трудности на местные правые силы, поддерживаемые США. А министерство иностранных дел Венесуэлы даже гневно осудило создание Тройственного союза (Аргентина, Бразилия, Парагвай), ставящего целью «повторить операцию "Кондор" против Венесуэлы с тем, чтобы опорочить ее модель демократического развития». «В своих агрессивных устремлениях они готовы даже разрушить структурную основу МЕРКОСУР», говорится в заявлении министерства.

Грубая и антиисторическая попытка сравнить нынешние демократические правительства указанных стран с военными диктатурами 70-х годов усугубляется попыткой увязать Парагвай с Тройственным союзом. Следует помнить о том, что во время войны 1864 — 1870 годов Парагвай был жертвой, а не агрессором в отношении Тройственного союза, состоявшего из Аргентины, Бразилии и Уругвая.

Правительство Уругвая прилагает все усилия для того, чтобы деятельность МЕРКОСУР соответствовала установленным нормам, в то время как Аргентина, Бразилия и Парагвай не решаются применить Демократическую Хартию организации, а также поставить вопрос о членстве Венесуэлы, учитывая несоблюдение этой страной установленных правил. К этому следует добавить опасения того, что руководство Венесуэлы может заблокировать переговоры о Договоре об ассоциации с Евросоюзом.

В значительной степени венесуэльский кризис является следствием недееспособности как Союза южноамериканских государств (UNASUR), так и Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC). Сложилась патовая ситуация, которая не позволяет продолжать политику прошлых лет, но при этом и не дает возможности провести в жизнь изменения, которых желают определенные слои общества. За безответственные решения, принимавшиеся на протяжении последних 15 лет, сейчас приходится расплачиваться, а хорошо продуманный и цельный плана по выходу из создавшегося тяжелого положения так и не разработан.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.