Налоговая борьба между Apple и Европейской Комиссией может показаться каким-то абстрактным делом, особенно если прочесть объяснения департамента Еврокомиссии по конкуренции, почему Apple должен заплатить налоговую задолженность в размере 14,5 млн долларов.

Каким образом Apple создает компанию без работников, без офисов и без страны регистрации? Каким образом Ирландия не один, а два раза постановляла, что подобный шаг законен? Почему Ирландия не хочет забрать деньги, которые положены ей, согласно постановлению Еврокомиссии от 2014 года?

Помимо этих определенных вопросов, в этом деле есть гораздо более масштабная и значимая динамика. Маргет Вестагер (Margrethe Vestager), воинственный комиссар ЕС по делам конкуренции, огласившая во вторник постановление, демонстрирует, что есть только один способ заставить многонациональные корпорации прекратить использовать сложные схемы для уклонения от уплаты налогов, которые лауреат Нобелевской премии по литературе Джозеф Cтиглит (Joseph Stiglit) назвал «темной стороной глобализации». Способ этот — вмешательство крупных политических блоков.

Объединившись, они могут противостоять финансовым конструкциям, выводящим миллиарды долларов из-под юрисдикции налоговых органов. Если же они будут разобщены, то налоговые предписания потерпят крах, правительства столкнутся с ростом дефицита бюджетов, что потребует новых мер по сокращению расходов, хотя корпорации по-прежнему будут становиться значительно богаче.

Крупные компании, разумеется, относятся к этому вопросу иначе. Исполнительный директор Apple Тим Кук написал открытое письмо, в котором пожаловался, что компания «является крупнейшим налогоплательщиком Ирландии, США и всего мира». Ирландские налоговые органы не один, а два раза постановили, что невидимая компания, созданная Apple, не привязанная к определенному месту, была легальной. Кук написал, что Еврокомиссия решила «переписать историю Apple в Европе, проигнорировав налоговое законодательство Ирландии и перевернув в процессе международную налоговую систему». Apple и ирландское правительство намерены опротестовать постановление Еврокомиссии.

Проблема в том, что разрешение компаниям выбирать с помощью финансовых конструкций, где именно платить налоги, создает двойную финансовую «черную дыру». Во-первых, невозможно узнать, куда идут деньги, попавшие в эту схему. Очень трудно узнать, что Apple делает со своими прибылями, не владея в совершенстве языком и методами налоговых схем, так как деньги ходят взад и вперед между практически идентичными корпоративными структурами. Во-вторых, если вначале маленькие острова, такие как Бермуды и Чэннел Айлендс, по своему выбору становятся налоговыми убежищами, то позднее финансовая гравитация затягивает в свою орбиту и более крупные страны, например, Ирландию.


По этой причине многие американские многонациональные компании тщательно выбирают «местоположение» с целью минимизировать налоги в Европе. Они богаче любого человека, и страны соперничают друг с другом, чтобы привлечь их. Это нечто противоположное «Голландскому аукциону», когда два человека делают ставки в определенном размере, скажем, в размере доллара, но с условием, что заплатят оба — и победитель аукциона, и проигравший. В случае больших корпораций, отдельные страны стремятся снизить корпоративные налоги. Когда одна страна снижает налоги, это вынуждает другие страны последовать ее примеру, причиняя ущерб всем.

Отличным примером может служить Великобритания после голосования за выход из состава Европейского союза. Занимавший тогда пост министра финансов Джордж Осборн сказал, что снизит корпоративный налог на 5% (с 20% до 15%), дабы показать открытость Великобритании для инвестиций. Похоже, он беспокоился, что, оказавшись вне крупного блока ЕС, Лондон будет вынужден делать поблажки многонациональным корпорациям в виде снижения налогов.

Но нужно ли нам, чтобы компании платили больше налогов? Если кандидаты в президенты США оплакивают удручающее состояние инфраструктуры (оплачиваемой из налоговых поступлений), а сочетание безработицы и пенсионного обеспечения стареющего населения растягивают до предела правительственные финансы, то да, нужно. Масштаб потенциально доступных средств потрясает. Быстрое изучение налоговых убежищ в 2009 году показывает, что ежегодно из-под налогообложения отдельные люди выводят от 800 млрд до 1 трлн долларов. Если же речь идет о корпорациях, то там суммы во много раз больше. Эти деньги позволят вымостить множество старых дорог, построить школы и больницы, оплатить социальные программы для тех, кто едва сводит концы с концами.

Тем не менее, правительство Ирландии отказывается забрать деньги, которые, по словам Вестагер, Apple задолжал ему, и это несмотря на рекордное количество бездомных в стране. На публику правительство говорит, что удовлетворено корректным применением налогового законодательства и не отдает Apple предпочтение перед другими компаниями («государственная помощь», как определила Вестагер отношения Ирландии и Apple). Но, похоже, правительство боится упустить другие крупные корпорации, такие, как Google, Facebook, Microsoft, Twitter и Uber, которые разместили в Ирландии свои центры европейской деятельности.

Понятно, что трудно заставить правительство действовать в чьих-то долгосрочных интересах, когда их собственные краткосрочные интересы оказались под угрозой. Вместе с тем, всеобщие долгосрочные интересы выиграют, если Тим Кук и ирландское правительство пойдут на уступки.

Чарльз Артур более 20 лет пишет статьи на тему науки и технологии, в том числе, и для общенациональных газет Великобритании The Independent и The Guardian. Приведенные в статье взгляды — его личные.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.