Уроборос — это змей, кусающий себя за хвост. Символ вечности и цикличности. Именно это приходит на ум, когда узнаешь, что средства Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ) инвестируются в строительство объектов инфраструктуры выставки ЭКСПО-2017 через Банк развития Казахстана (БРК).

БРК для того и создан, чтобы финансировать крупные проекты для развития республики, проекты, для осуществления которых требуются длинные и дешевые деньги.

Теоретически, эти проекты смогут значительно улучшить ситуацию в экономике Казахстана, создадут много рабочих мест, и наша страна сможет по праву занять достойное место в ряду развитых государств. Для этого нужен государственный банк.

Но все ли проекты, финансируемые БРК за счет средств ЕНПФ, позволят нам сохранить в безопасности наши пенсии?

По словам председателя правления БРК Болата Жамишева, банк привлек 15 млрд тенге из ЕНПФ и выдал принадлежащему государству акционерному обществу «Байтерек девелопмент» заем на эту сумму на 15 лет под более высокий процент. Затем «Байтерек девелопмент» ссудил эти деньги под еще более высокий процент частному товариществу с ограниченной ответственностью MEGA Plaza для реализации проекта по строительству торгово-развлекательного центра MEGA Silk Way в Астане.

«Обеспечением для банка по этому займу, по сути, будут деньги с залогового счета «Байтерек девелопмент». Это самое надежное обеспечение, которое только может быть», — сказал Жамишев.

Думаю, звучит не так обнадеживающе, как хотелось бы. Средства государственного банка передаются коммерческой структуре под залог денег другой государственной компании. Если частная компания не сможет вернуть деньги, то БРК заберет деньги у Национального управляющего холдинга «Байтерек», единственного акционера АО «Байтерек девелопмент».

MEGA — отличные торгово-развлекательные центры. Их владелец Нурлан Смагулов в период кризиса показал себя бизнес-лидером и бойцом, который не сломался и отстоял рабочие места, создал сеть узнаваемых магазинов, в которые ходят сотни тысяч казахстанцев. Более того, Смагулова можно увидеть в его магазинах, где он совершает покупки. Но речь сейчас не о нем.

Булат Жамишев — высокопрофессиональный финансист, который на всех позициях доказывает свою квалификацию. Наверняка Жамишев не единолично принимал решение о финансировании вышеназванных проектов. И опять — речь не о нем.
Вообще, крупные фигуры в Казахстане слишком лично воспринимают критику в адрес своих организаций, и поэтому нужны эти оговорки.

Давайте взглянем на участников этих стратегических схем непредвзято.

Банк развития Казахстана

На 30 июня 2016 года у БРК были следующие финансовые показатели. Отчетность большая, поэтому посмотрим только на рисковые зоны.

Из тревожных характеристик следует отметить рост дебиторской задолженности по договорам финансовой аренды. Рост дебиторской задолженности — это когда клиенты должны банку денег, но еще не выплатили их по ряду причин. Несмотря на маленькую сумму, в целом это может быть тревожной тенденцией.

Финансовое учреждение получает процентные доходы и выплачивает процентные расходы, разница между которыми составляет процентную прибыль. При этом процентные доходы БРК выросли на 61,9%, а расходы — на 79,2%. То есть расходы банка на свои долги растут быстрее, чем доходы со своих операций. Впрочем, это обычное явление в период экономического кризиса.

У «Байтерек девелопмент» выданные авансы и дебиторская задолженность выросли с 15,4 млрд тенге в 2014 г. до 32,5 млрд тенге на конец 2015 г. Авансы — это то, что компания заплатила за будущую работу, а дебиторская задолженность — то, что еще не выплатили партнеры: денег еще нет, но по правилам бухгалтерии они учитываются как будущие поступления.

Обязательства же «Байтерек девелопмент» только по проекту ЭКСПО-2017 выросли с 17,8 млрд тенге до 45,3 млрд тенге.

Обслуживание займов в 2015 году составило 2,1 млрд тенге. Можно предположить, что процентная ставка «Байтерек девелопмент» по проекту ЭКСПО составляет около 4,6% годовых.

Чего не хватает для полноты картины? Отчетности MEGA. В лучших традициях Казахстана, компании, которые активно пользуются государственными средствами, не являются публичными, хотя их отчетность — сфера общественного интереса.

При всей популярности MEGA, Смагулов продал ТРЦ в Шымкенте местным бизнесменам. Он также ведет переговоры о продаже MEGA в Актобе и Астане одному покупателю. Насколько оправданны вложения наших пенсионных средств в компанию, которая продает свои действующие бизнесы?

Ведь есть еще и стратегические соображения по бизнес-модели. Средний житель Астаны работает с утра до поздней ночи, а количество торговых центров в городе уже значительное. Учитывая отдаленность района ЭКСПО от основных жилых массивов, можно предположить, что продажи арендаторов нового MEGA будут расти медленно.

Кроме того, наверняка менеджеры MEGA знают современные тенденции в поведении покупателей: пока в Казахстане растет количество гипермаркетов, в Европе говорят о тенденции к уменьшению торговых площадей. Гиганты вроде Carrefour и Costco идут в жилые районы и уменьшают площади, чтобы быть ближе к клиентам, рядом с их домами. А у нас крупные магазины показали, что не умеют работать с региональными поставщиками, пытаясь заставить местных производителей платить за доступ к прилавку. Казахстанские фермеры охотнее работают с небольшими магазинами в глубине жилых кварталов и активно используют Интернет-технологии для прямых поставок.

Поэтому возникают обоснованные сомнения в прибыльности проекта нового MEGA без активных государственных субсидий.

Страховочным поясом для средств ЕНПФ является БРК, который, в свою очередь, берет в залог средства «Байтерек девелопмент». Однако «Байтерек девелопмент» использует страховку холдинга «Байтерек». А в случае кризисной ситуации «Байтерек» пойдет брать деньги в Национальном фонде или в том же ЕНПФ.

В условиях казахстанского рынка опрометчиво будет рассматривать чисто финансовые концепции надежности банка исходя из рейтингов, пытаясь воспринимать это в отрыве от немногих источников средств сегодня — Национального фонда и ЕНПФ. Государство само дает деньги, само страхует, само расплатится в случае проблем заемщика. Цикл замкнулся, змея укусила себя за хвост. Уроборос.

Не исключаю, что в моих рассуждениях об этой схеме есть недопонимание концепции использования пенсионных накоплений. Однако существует опасение, что после того, как ЭКСПО не заработает достаточно средств, обязательства БРК перед ЕНПФ будут закрываться из средств Нацфонда или ЕНПФ. Есть высокая вероятность того, что долги перед ЕНПФ будут выплачиваться из средств ЕНПФ.

Самое печальное — тут нет готовых альтернативных решений. Мы заявились с ЭКСПО, строим Астану, набрали долгов. Отказаться от ЭКСПО — мысль крамольная. Потому, что мир между группами элит в Казахстане, прежде всего, зиждется на совместном освоении средств бюджета, ЕНПФ и Национального фонда. С уменьшением ресурсов страна опять рискует войти в период передела собственности.

В теории архетипов швейцарского психолога Карла Юнга, уроборос является символом, предполагающим темноту и саморазрушение одновременно с плодородностью и творческой потенцией. Что пересилит в соблазне использования наших пенсий — тьма и саморазрушение или плодородность и потенция — мы узнаем почти сразу после проведения ЭКСПО и первого года работы нового MEGA. Если их финансовые показатели все же откроют основным спонсорам — нам, то есть тем, кто оплачивает эти стройки — мы сможем понять, остановится ли пресловутая змея на хвосте или все же съест себя целиком.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.