Не секрет, что валюты Азербайджана и России, равно как и экономики наших стран в целом, во многом зависят от цен на нефть на мировом рынке. В последние недели баррель растет в цене, уверенно преодолев отметку в 50 долларов. Соответственно, укрепляются и рубль, и манат. И теперь в Москве и Баку гадают, как долго продлится подобная тенденция.

Рассуждать из московского далека о настоящем и будущем азербайджанской валюты не совсем корректно, поэтому предлагаю порассуждать на тему рубля. А заинтересованным читателям предоставляю право самим судить, насколько пример рубля может быть показателен для маната.

За и против рубля

Курс рубля на завершающейся неделе продолжил обновлять годовые максимумы против основных резервных валют, которые опустились ниже 62 за доллар и к 69 рублям за евро, соответственно. Напомним, месяц назад — в начале сентября — доллар стоил без малого 66 рублей, а евро — почти 75.

Возникает вопрос, как будет дальше вести себя российская национальная валюта: продолжит укрепление или опять покатится вниз. Если суммировать мнения экспертов, активно высказывающихся на эту тему в последние дни, то можно сделать вывод, что на рубль, как и на манат, в настоящее время влияют несколько факторов: ситуация на нефтяном рынке, процесс приватизации в стране, риски, связанные с британским фунтом и с государственным бюджетом, а также рост геополитической напряженности.

Причем влияют эти факторы на курс национальных валют разнонаправленно. В частности, в пользу укрепления рубля складывается ситуация на глобальном нефтяном рынке.

Решимость представителей ОПЕК добиться-таки ограничения добычи нефти помогла закрепить рынок «черного золота» на уровне выше 50 долларов за баррель. Так, после сентябрьской встречи в Алжире ОПЕК провела встречу крупных производителей нефти в рамках Всемирного энергетического конгресса в Стамбуле. На ней планировалось еще раз обсудить договоренности об ограничении добычи — уже со странами, не входящими в картель, включая Россию и Азербайджан. И хотя самих договоренностей, скрепленных подписями на бумаге, де-факто еще нет, новость о том, что производители нефти как никогда близки к консенсусу по поводу сокращения добычи, уже действует на настроения биржевых спекулянтов: баррель пусть медленно, но укрепляется.

Кроме нефти, позитивом для рубля стали сообщения о приватизации госпакетов российских нефтяных компаний. На днях российский рынок взбудоражило сообщение о возможной покупке крупнейшей государственной компанией «Роснефть» госпакета Башнефти за 325 миллиарда рублей. Не успели финансисты и инвесторы «переварить» эту новость, как стало известно, что Роснефть может выкупить у государства 19,5% своих же акций, а это еще примерно 700 миллиардов рублей.

Первый зампред ЦБ РФ Ксения Юдаева считает, что необходимость со стороны Роснефти продавать валюту для обеспечения такой колоссальной рублевой суммы (свыше триллиона рублей суммарно) позволит укрепить рубль, пусть и локально.

Зато против рубля работает неожиданный провал британского фунта, который в последнее время катится вниз, а на торгах в минувшую пятницу и вовсе просел сразу на 6,5%. Это снизило на глобальном валютном рынке спрос на рисковые активы, к которым относится и рубль. Валюта Туманного Альбиона теряет в весе на опасениях жесткого выхода страны из ЕС, на чем настаивают Германия и Франция.

Кроме того, нарастание геополитических рисков в связи с противоречиями между Россией и США из-за событий в Сирии заставляет международных инвесторов с опасением относиться к вложениям в рублевые активы. И это несмотря на то, что ставка ЦБ РФ заметно выше инфляции, что делает рубль одной из самых доходных валют в мире. Ситуация подогревается сообщениями о том, что руководство Германии вслед за США намеревается ввести новые санкции против России из-за событий в Сирии.

Исчерпание резервов

И рубль, и манат по идее могут положиться на те финансовые резервы, что скопили правительства за то время, пока цена на нефть была запредельно высокой. В распоряжении России есть Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ), у Азербайджана — Государственный нефтяной фонд. Причем власти Азербайджана уже демонстрировали решимость поддерживать свою национальную валюту за счет средств Нефтяного фонда.

А вот российские власти идут иным путем: Резервный фонд они расходуют на затыкание дыр в бюджете страны, а средства ФНБ — на стратегические инвестиции.

Не беремся выступать арбитрами, решающими, кто больше прав в направлении расходов государственных резервов, однако констатируем: российский Резервный фонд близок к полному исчерпанию. Минфин прогнозирует, что он обнулится уже в 2017 году, после этого правительство перейдет к использованию ФНБ.

На сегодняшний день, по данным Минфина, объем Резервного фонда составляет 2,04 триллиона рублей, в ФНБ хранится 4,62 триллиона рублей. Оба фонда являются частью золотовалютных резервов России, совокупный объем которых составляет порядка 25 трлн рублей, или 398 миллиардов долларов.

На первый взгляд, цифры выглядят внушительно, но при этом сокращение финансовых резервов государства происходит из месяца в месяц. К примеру, только в августе Резервный фонд и ФНБ в совокупности похудели почти на 600 миллиардов рублей. Средства первого власти вынуждены тратить на затыкание дыр в дефицитном федеральном бюджете, а второго — на значимые инвестпроекты, лишившиеся в кризис иных источников финансирования.

Еще более заметна динамика снижения объемов резервных фондов в долларовом выражении. В сентябре британское издание The Times подсчитало, что со времени введения западных санкций против России и падения цен на нефть в 2014 году средства Резервного фонда России в долларовом выражении сократились на две трети — с 90 млрд до 30 млрд долларов.

Что касается ФНБ, средства которого наиболее активно будут расходоваться после исчерпания Резервного фонда, то, по прогнозам главы Минфина Антона Силуанова, объем этого фонда сократится до 500 миллиардов рублей к концу 2019 года.

Независимые эксперты полагают, что российским властям важно оставить что-то в «загашнике» к 2018 году, когда в стране пройдут президентские выборы, которые наверняка потребуют определенных затратных популистских шагов.

Вопрос в том, что они будут делать после 2018 года, когда резервы закончатся, а нефть может и не подорожать. Не исключено, что правительству для выполнения своих социальных обязательств придется печатать деньги в большом количестве. Тогда страну наверняка ждет всплеск инфляции, а рубль — новый обвал курса.

Бюджетный фактор

Впрочем, вернемся из 2018 года в наши дни. В России некоторые эксперты считают, что решающими факторами, которые не допустят дальнейшего укрепления российской валюты, станут интересы федерального бюджета. Дело в том, что доходы бюджета исполняются со значительным отставанием от плана. За 8 месяцев недоисполнение составляет порядка 800 млрд рублей. Значительная часть этих денег расходуется в четвертом квартале, что создает избыток рублей.

Свою лепту в формирующийся избыток рублевой ликвидности может внести Центробанк РФ, если выйдет на рынок с покупкой валюты для пополнения резервов. Еще один фактор, мешающий рублю, — выплаты внешнего долга в четвертом квартале в размере 32 миллиарда долларов. Чтобы собрать такую сумму, компаниям и банкам придется продавать рубли, что неизбежно поддержит курс доллара.

Все это вряд ли поможет российской валюте пробить отметку в 60 рублей за доллар, даже если нефть до конца октября перешагнет знаковый рубеж в 55 долларов за баррель. Большинство независимых экспертов полагают, что наиболее вероятным сценарием на ближайшие два-три месяца станут колебания в районе 60-65 рублей за доллар. В наиболее пессимистичном варианте российская валюта до конца года может опуститься до 70 рублей за доллар. Это в любом случае позитивнее тех прогнозов, что звучали в конце зимы и начале весны, когда многим аналитикам казалось, что к декабрю доллар будет стоить как минимум 80 рублей.

В общем, по рублю прогнозы скорее оптимистичные. И в этом смысле манат вполне может взять с него пример.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.