Германского министра экономики в Пекине встретили холодно. Вопрос не в том, ведет ли Китай нечестную игру, а в том, есть ли план и у Габриэля.

Идеальный скандал. За несколько часов до того, как федеральный министр экономики Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в понедельник вылетел в Китай, китайское правительство вызвало германского посланника в Пекине и дало волю своему раздражению по поводу того, что Габриэль запретил продажу аахенского производителя полупроводников Aixtron китайским инвесторам после того, как Америка предупредила, что чипы Aixtron могут быть использованы в ракетах с атомным зарядом.

К тому же председатель СДПГ обвинил китайцев в том, что они ведут «нечестную игру», потому что страна целенаправленно охотится в Европе за ключевыми технологиями, в то время, как европейским предприятиям все сложнее инвестировать в Китае. Также и угроза Габриэля лишить Китай в качестве наказания статуса страны с рыночной экономикой, могла спровоцировать красных правителей. Еще до того, как германский правительственный самолет приземлился в морозном Пекине, отношения между двумя странами сильно охладели.

Встреча с главным плановиком китайской экономики, председателем важной комиссии по развитию и реформам, была отменена. Си Цзиньпин (Xi Jinping), президент страны и Председатель Коммунистической партии, который еще год назад принимал Габриэля, на этот раз не приглашает председателя дружественных германских социал-демократов. Официальное информационное агентство критикует германское правительство в том, что оно болеет «фобией Китая» и «безумной паранойей». И что «искреннее» желание Германии создать открытый и прозрачный климат для иностранных инвесторов теперь под вопросом.

Открыть китайский рынок

Интересно, как на этом фоне Габриэлю удастся добиться главной цели его поездки, а именно — открыть для иностранцев рынки Китая. Потому что именно об этом идет спор о китайских инвестициях в Германии. Правда в этом году они значительно выросли, но все же пока невелики по сравнению с покупками других иностранцев. Но на Китай оказывается давление. Коэффициенты роста падают, страна вынуждена свою экономику модернизировать при помощи иностранных технологий. Эту возможность федеральное правительство решило использовать, чтобы заставить Пекин шире открыть свою государственную экономику для немецких фирм, как условие для открытых рынков в Германии.

Не удивительно, что китайцев этот поворот поразил. Еще два года назад Габриэль сказал, что китайские инвесторы в Германии «очень желанные гости» А теперь он попытался предотвратить перенятие аугсбургского производителя роботов Kuka частной китайской фирмой, затормозил продажу мюнхенского производителя осветительных приборов Osram и запретил покупку Aixtron инвестором, близким к Пекину.

Китай хочет усиления своей власти

Китай не скрывает, что у него есть амбициозный план — до 2025 года в десяти ключевых отраслях промышленности завоевать мировой рынок завоевать и к 100-летию Народной республики в 2049 году стать ведущей промышленной державой. Для достижения этой цели единая партия без угрызений совести распространила свою хватку на всю страну.


Партия выступает как предприниматель и клиент, как конкурент и обвинитель, как судья и репортер. Она посылает за границу государственные предприятия, чтобы скупить стратегически важные фирмы — по ценам, которые могут быть оправданы только с политической, но не с экономической точки зрения. Правил честной конкуренции, которые Китай подписал, когда вступил в ВТО, он придерживается лишь относительно.

Так что вопрос не в том, ведет ли Китай нечестную игру, а в том, есть ли и у федерального правительства план по сотрудничеству с этой растущей страной. Спешка, с которой пытаются найти альтернативных покупателей для немецких фирм и отобрать выданные ранее разрешения. свидетельствует об акционизме.А он вряд ли поможет уговорить Пекин. Пропаганда учит китайцев с детства, что в прошлом веке западные страны помыкали ими. Теперь это в прошлом. Страна видит себя богатой и сильной. Поэтому не исключено, что будут какие-то ответные меры в отношении немецких фирм в Китае.

Политика умиротворения не приведет к цели

Однако страх перед местью Пекина тоже плохой советчик. Германское правительство само обокрало себя, поставив всю немецкую экономику в зависимость от крупнейшего рынка в мире. Федеральное правительство должно было обозначить свое недовольство по поводу непрозрачных китайских структур, а также по поводу значительного присутствия государства на рынке Китая. Политика умиротворения в отношении с Пекином часто не приводит к цели. Однако и националистическая риторика тоже, коммунисты владеют ею гораздо лучше.

Часто страна, которая в действительности не столь самоуверенна, очень хочет, чтобы весь прочий мир разговаривал бы с нею на равных. Руководители Китая больше всего боятся упустить скачок в производительности, который бы позволил западным странам при помощи автоматизации добиться настоящей революции в промышленности. Тогда Китай бы отстал от ведущих стран. Это опасение заставляет страну действовать скорее с позиции слабости, а не силы. И это шанс для Германии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.