Сопротивление проекту «Северный поток-2» растет. Бывший канцлер Шрёдер должен позаботиться о том, чтобы Берлин остался участником этого проекта.


Вот уже несколько месяцев, как у Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) новая работа. Однако работодатель все тот же, на которого бывший канцлер работает уже более десяти лет. Это «Газпром», российский государственный концерн милостию Кремля. После окончания пребывания Шрёдера на посту канцлера Владимир Путин в конце 2005 года предложил своему немецкому другу возглавить в качестве руководителя наблюдательного совета предприятие, которое должно было построить газопровод «Северный поток» из России по Балтийскому морю в Германию. Шрёдер согласился. Будучи канцлером, он поддерживал этот проект, федеральное правительство оформило поручительство. Шрёдер нарушил этикет. Реакция на его стремительный переход с поста канцлера в «Газпром» тогда даже в его собственной партии была не особенно дружественной. В конце 2011 года «Северный поток» был введен в строй. И вот теперь Шрёдер с лета этого года является главой правления нового предприятия под названием «Северный поток −2». Головной офис, как и у «материнской компании», в швейцарском городе Цуг. Его задача состоит в том, чтобы дополнить прежний газопровод еще двумя нитками. Они должны быть готовы до 2019 года. Тогда при полной загрузке 55 миллиардов кубических метров газа будут дополнительно поставляться с российского севера по Балтийскому морю в Европу — столько же, сколько сейчас может транспортировать «Северный поток». Затраты новое предприятие оценивает в 10 миллиардов евро. Инвестиция, которая должна окупиться, так как газопровод должен работать 50 лет.


Однако в Европе сильное политическое сопротивление проекту. И оно все нарастает. Против проекта прежде всего восточноевропейские страны, Польша и балтийские государства. Но и комиссия ЕС неусыпно следит за «Северным потоком −2», проверяет его правовую допустимость. Только правительство Германии пока выступает за то, чтобы реализовать газовую сделку с русскими, как и было запланировано. Однако во время беспощадных военных операций России в Сирии, к которым относятся также и бомбардировки больниц и школ, и продолжающей малой войне на востоке Украины критические голоса звучат все громче и в Германии. Прежде всего политики партии Зеленых решительно восстают против российско-германского газового проекта и не скупятся на критику его главного лоббиста Шрёдера. «Герхард Шрёдер поддерживает российский энергетический экспорт, из которого финансируется российский военный экспорт. Он не задумываясь делает это в то время, когда когда весь мир возмущен тем, какую роль Россия играет в Алеппо. Для бывшего федерального канцлера это неслыханное поведение», — говорит Райнхард Бютикофер (Reinhard Bütikofer), европейский депутат и глава европейских Зеленых.


И Зеленые со своей критикой не одиноки. Все больше политиков из ХДС и ХСС хотели бы прикрыть «Северный поток- 2» уже сегодня. Манфред Вебер (Manfred Weber), глава консервативной EVP фракции в европейском парламенте и член президиума ХСС, недавно высказался за то, чтобы «при любых обстоятельствах» остановить «Северный поток- 2». И также и Норберт Рёттген (Norbert Röttgen), глава комитета бундестага по внешней политике, против расширения российско-германского партнерства в газовой области. Ввиду нынешней внешней политики Москвы это был бы неправильный путь. «Агрессивное поведение России на Украине и ее участие в войне в Сирии не могут остаться без последствий. Мы не может нарушения международного права и военного права вознаграждать при помощи бизнеса с Россией», — говорит Рёттген.


Черно-зеленому альянсу противостоят СДПГ и министр экономики Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel). Габриэль в прошлом году во время его визита в Москву к Владимиру Путину выразил свое «личное мнение», что санкции ЕС против России должны быть шаг за шагом сняты. В последнее время он этого не повторял. Но он по-прежнему за «Северный поток- 2». По его мнению, этот проект, который осуществляют частные инвесторы, отвечает взаимным интересам Германии и России. Наряду с «Газпромом» в проекте хотят участвовать немецкая BASF/Wintershall, Uniper (бывший Eon), а также Shell, OMV и Engie. Министерство Габриэля исходит из того, что Европе в последующие десятилетия будет потребуется значительно больше газа, чем сейчас. Однако, это мнение оспаривается. И именно Германия зависит от увеличения импорта газа, чтобы гибко регулировать изменения в энергетической политике. Поэтому этот проект «разумен при соблюдении экономических интересов», — такова позиция министерства Габриэля.


Габриэль защищает проект и политически. Умным бизнесом следует заниматься как раз во времена политической напряженности, «чтобы показать, что вообще еще хоть что-то работает», — говорят в его ведомстве. В конце концов, Германия и из Советского Союза всегда получала нефть и газ, даже во время войны Советов в Афганистане. Габриэль не только министр экономики, но и глава СДПГ. И в этом качестве он может подать эту сделку как вклад в политику разрядки, которая в СДПГ все еще высоко ценится не только как исторические достижение партии, но которая и сегодня опять рассматривается как крайне необходимая политика. Конечно, Габриэль знает, что он не имеет права в сближении с Россией зайти слишком далеко. Но из-за распространяющихся слухов об угрозе войны с Россией, его позиция, что с Путиным лучше заниматься бинесом, чем раздражать его санкциями, находит широкую поддержку среди немцев, в первую очередь, среди сторонников СДПГ. Во всяком случае, некоторые ведущие политики от СДПГ рассчитывают получить от этой мирной политики некий доход во время предстоящих выборов. Товарищи, которые выступают за более жесткую позицию в обращении с Москвой, сегодня в этой партии являются диссидентами.


Чтобы это так и оставалось, имеет определенное значение для продолжения строительства «Северного потока- 2». И здесь в игру опять вступает Шрёдер. Бывший канцлер в первом проекте «Северный поток» успешно помог преодолеть не только разногласия между фирмами-участниками, но также и сомнения сопредельных стран на Балтике. В сегодняшней ситуации его задача состоит не в последнюю очередь в том, чтобы не дать его друзьям по партии отступиться. «Участие Шрёдера в проекте «Газпрома» в значительной мере служит тому, чтобы обеспечить лояльность СДПГ к «Северному потоку- 2», — говорит Бютикофер от партии Зеленых. Рёттген от ХДС выразился так:«Герхард Шрёдер является гарантом того, что СДПГ поддержит проект «Северный поток −2». Во всяком случае, ясно, что Шрёдера имеет влияние на Габриэля, чьи амбиции на пост канцлера он публично поддерживает. И также с министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером (Frank-Walter Steinmeier) Шрёдера связывает целая эпоха совместной политической работы.


Но как относится Ангела Меркель к спорному газовому проекту? Федерального канцлера нельзя заподозрить в том, что она из личных или предвыборно-тактических соображений предоставит российскому руководству какую-либо политическую скидку. По вопросу санкций против России из-за Крыма и Восточной Украины она была в первых рядах. По отношению к «Северному потоку- 2» она настроена значительно более критически, чем Габриэль. Однако она не заявила об этом публично. Напротив, она заявила, что речь идет прежде всего о проекте частного бизнеса. Другими словами, Меркель не готова побороться из-за «Северного потока-2» с партнером по коалиции СДПГ и германской газовой промышленностью. Это означает одновременно, что она не поддерживает и восточноевропейские государства в их протестах против проекта. Одновременно она не помогает и критикам проекта в своей собственной партии. Поэтому член ХДС Норберт Рёттген не ограничивает свою критику только Габриэлем и СДПГ. «Высказанное федеральным правительством мнение, что „Северный поток −2“ как проект частного бизнеса не имеет ничего общего с политикой, я считаю неприемлемым и провокационным», — говорит Рёттген.


Провокационным? Да, говорит Рёттген, потому что новый газопровод затронет «польские, украинские и балтийские интересы в области безопасности». Игнорирование этого факта может привести «к дальнейшему расколу внутри Европейского Союза». Потому что если балтийский газопровод будет построен, то Россия может прекратить свои прежние поставки через Украину. Россия, как опасаются восточные европейцы, может тогда отрезать строптивых соседей от подачи газа, но все же выполнять свои обязательства по поставкам газа в отношении Западной Европы по Балтийскому морю. Поляки, прибалты и не в последнюю очередь украинцы опасаются стать заложниками российской энергетической политики. В этот отличие от Советского Союза, который экспорт нефти и газа осуществлял всегда только с экономической точки зрения. «Россия в отличие от Советского Союза сделала энергию внешнеполитическим оружием», — говорит Бютикофер. Такой подход ЕС, а также и Германия не могут признавать.</p>
<p>Россия напротив настаивает на том, что решающими мотивами для строительства дополнительных двух ниток балтийского газопровода являются мотивы экономические. Потому что экспорт газа без уплаты налогов на трансфер конечно выгоднее. Москва даже уже как-то сообщила, что к 2019 году полностью остановит транзит газа через Украину. После резких протестов «Газпром» все же дементировал это сообщение. Согласовывать объемы газа, который будет и после окончания строительства «Северного потока- 2» идти через Украину, Москва, однако, не хочет. Украина при закрытии транзита через ее территорию газа на Запад ежегодно будет терять по два миллиарда евро. Но это не может быть аргументом, чтобы содержать дорогой транспорт, аргументируют также и западные участники газового сектора. «Мы транспортирует газ принципиально по самому прямому и выгодному пути к потребителю. Транспорт газа для нас не вклад в консолидацию бюджета третьих стран». — сказал один из спикеров Wintershall в интервью нашей газете. Охотно также напоминают о том, что в прежние годы Украина неоднократно газ, предназначенный для ЕС, отбирала на собственные нужды. Нельзя давать Украине шантажировать нас.


Однако критики проекта могут сослаться и на то, что «Северный поток- 2» противоречит целям энергетического союза ЕС. Они предполагают, что надо расширять экспорт энергии путем увеличения числа поставщиков и путей поставок, расширить сеть снабженцев и газопроводов. Ключевое слово — диверсификация. «Это общая цель европейской энергетической политики, чтобы сократить зависимость от российской нефти и газа. „Северный поток- 2“ однозначно противоречит этой цели», — говорит Рёттген. Правда критики, такие как Рёттген, признают, что с диверсификацией ЕС пока далеко не продвинулась. Однако увеличение зависимости от России все равно однозначно неправильный путь. В конце концов, у «Газпрома» уже сейчас доля на рынке в Европе 40%. Во всяком случае, в европейской комиссии и в Европейском парламенте по отношению к «Северному потоку- 2» большинство склоняется в сторону отмены проекта.


Приличный камень преткновения на пути этого проекта сейчас выложила Польша. Она запретила запланированное совместное предприятие, которое «Газпром» хотел создать совместно с четырьмя европейскими фирмами. Как уже и при первых газопроводах, у «Газпрома» должно было быть 51% всех долей, а остальные четыре участника должны были получить остальное. Из этого пока ничего не выйдет. Так как по польскому антимонопольному праву зарубежные фирмы, работающие в Польше, должны будут рассчитывать на санкции, если их деятельность вредит польскому рынку — даже если эти сделки совершаются не в Польше. Фирмы как BASF или Uniper, которые работают в Польше, должны были считаться с высокими штрафами. Фирмы не хотели пойти путем подачи жалоб, чтоб избежать судебной волокиты на годы. Но как и другие фирмы, они «по-прежнему убеждены, что проект для европейского энергетического концепта имеет решающее значение», — заявил Wintershall. Поэтому проверяются «альтернативные формы поддержки». Это могло бы быть финансовое участие с соответствующей рендитой. Пока «Северный поток- 2» остается в 100% собственности «Газпрома».


В центральном офисе концерна «Северный поток- 2» в Цуге настроены оптимистично, считая, что строительству нового газопровода уже не помешать. В настоящее время там сейчас 170 человек заняты тем, чтобы все продвигалось по плану. Правда, пока проект находится на стадии первой трети своей реализации, но темп будет нарастать, говорят в офисе. Трубы уже изготовлены, сейчас их обшивают. До конца года должно быть принято решение об их прокладке. Однако ясно, что в одиночку «Газпром» проект не потянет. И речь идет не только о финансировании, которое на 30% состоит из собственного капитала и на 70% из кредитов. «Газпрому» европейские фирмы нужны в первую очередь для того, чтобы влиять на принятие необходимых решений. В начале будущего года должны быть поданы заявки на согласие в нескольких странах, в том числе в Германии. И чем важнее будет получить их к определенному времени, тем важнее будет, чтобы правительство Германии и дальше участвовало в проекте. И здесь «Северный поток −2» особенно надеется на влияние своего политического «открывателя дверей», друга Путина Герхарда Шрёдера.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.