Еще до того, как президентские выборы в США породили надежду на потепление в отношениях с Кремлем, некоторые крупные западные компании делали ставку на то, что российская экономика скоро выйдет из глубокой рецессии.

Крупные розничные предприятия, такие как шведская IKEA и французская сеть «Леруа Мерлен», стали закачивать миллиарды долларов в открытие новых магазинов и заводов, рассчитывая на активизацию российских потребителей после двухлетней рецессии.  IKEA выделила 1,6 миллиарда долларов на открытие новых магазинов в течение ближайших пяти лет. «Леруа Мерлен» в сентябре озвучила планы о выделении двух миллиардов евро для более чем двукратного увеличения числа своих торговых точек в России за тот же период. Корпорация «Пфайзер» строит новый фармацевтический завод, а корпорация «Марс» расширяет сеть заводов по производству жевательной резинки и кормов для животных.

«Сейчас подходящий для инвестиций момент», — говорит Вальтер Каднар, глава российского подразделения «ИКЕА», которая вот уже пять лет не открывала новых магазинов на территории РФ, но зато запустила под Санкт-Петербургом мебельную фабрику стоимостью 60 миллионов долларов, а также приобрела недалеко от города землю под третий торговый центр «МЕГА». «Я твердо верю в потенциал российского рынка в долгосрочной перспективе».

Ситуация «меняется»


Поток иностранных инвестиций в последние два года едва не прекратился, когда в стране начался экономический спад и возникли конфликты с Западом. Многие компании, в том числе General Motors, значительно урезали локальные операции. Для многих из оставшихся пришло время вновь открыть свои кошельки и опередить конкурентов. Резкое падение курса рубля, несмотря на уменьшение объема доходов населения в долларах и евро, существенно сократило издержки производства в России. По некоторым оценкам, они сейчас ниже, чем в Китае.

«Последние 2-3 года были полной катастрофой», — заявил Франк Шауфф, Генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса в Москве. «Сейчас ситуация меняется, так как курс рубля наконец стабилизировался, и российская экономика должна, по прогнозам, вернуться к росту в ближайшее время».

Как заявили в правительстве, прошедшее в сентябре ежегодное собрание иностранных инвесторов привлекло наибольшее количество высокопоставленных должностных лиц за последние десять лет. Прямые иностранные инвестиции выросли до 8,3 миллиарда долларов в течение первых девяти месяцев текущего года, что, согласно информации Центрального банка, превысило общие показатели за 2015 год — 5,9 миллиарда долларов.

Это по-прежнему намного ниже уровней, предшествовавших кризису в Украине, который наряду с санкциями США и Евросоюза и падением цен на нефть и курса рубля заставил многие крупные компании пересмотреть инвестиции.

В любом случае, рост иностранных инвестиций является хорошей новостью для экономики, испытывающей острую потребность в финансовой подпитке. В целом, российский бизнес по-прежнему предпочитает воздерживаться от расширения, так как в течение первых девяти месяцев этого года объем капиталовложений сократился на 2,3%. В правительстве ожидают лишь умеренное восстановление экономики, рост которой в следующем году не превысит 0,8%. По данным инвестиционного банка Sberbank CIB, средний класс — а это потенциальные покупатели для большинства крупных иностранных инвесторов — за последние два года сократился на 14 миллионов человек.

Геополитический оптимизм


Президент Американской торговой палаты в России Алексей Родзянко заявил, что серьезным сдерживающим фактором для потенциальных иностранных инвесторов является геополитическая напряженность.

Избрание Дональда Трампа, который в ходе своей предвыборной кампании с похвалой отзывался о президенте Владимире Путине и подвергал сомнению антироссийские санкции, могло бы изменить это. «Трамп мыслит шире в контексте американо-российских отношений, — сказал Родзянко. — Очевидно, что возможности для их улучшения есть, и это само по себе обнадеживает».

Компаниям, которые устояли под натиском холодных политических ветров, потребовалась некоторая изобретательность для адаптации к нынешнему курсу рубля — а он упал примерно на 50% с момента начала кризиса в 2014 году — и снижению доходов россиян.

IKEA стала продавать меньше дорогостоящих товаров вроде кухонь, но больше кастрюль и полезных мелочей для россиян, которые предпочитают готовить дома из-за того, что не могут позволить себе ходить в рестораны. В принадлежащих ей торговых центрах менеджеры отмечают так называемый «эффект губной помады» — магазины косметики и дамского белья процветают, так как потребители предпочитают мелкие излишества дорогостоящим одежде и обуви, объем продаж которых стремительно снизился.
По словам представителей «ИКЕА» и других крупных иностранных компаний, в рублевом исчислении их продажи за последние два года выросли. В этом году розничные продажи в России упали в целом на 5,3 процента, в то время как в 2015-м этот показатель составлял 10%.

«Мы видим признаки улучшения», — заявила в сентябре этого года генеральный директор PepsiCo Индра Нуйи. Даже после падения курса рубля Россия остается третьим по величине рынком компании после США и Мексики. Вслед за решением Кремля убрать с рынка большую часть импортной продукции, PepsiCo увеличила производство сыра. В этом месяце она также объявила о планах строительства на юге России нового предприятия по производству детского питания стоимостью 40 миллионов долларов.

В этом же месяце компания Ford заявила, что видит признаки восстановления продаж автомобилей, которые сильнее других пострадали от кризиса.

А французский ритейлер формата «сделай сам» «Леруа Мерлен» говорит, что его сопоставимые магазинные продажи выросли на 5% в рублевом выражении благодаря тому, что россияне стали покупать недорогую продукцию.

«Долгосрочный подход»

«Мы предпочитаем долгосрочный подход и считаем, что экономический рост вскоре возобновится, некоторые улучшения уже видны», — заявил генеральный директор «Леруа Мерлен» в России Венсан Жанти.

Желая извлечь выгоду из падения курса рубля, иностранные компании расширяют также местное производство. IKEA стремится в следующие несколько лет довести долю российского производства до 80% и уже экспортирует в Китай складные кровати, а в Европу льняные занавески и деревянную мебель российского производства.

Безусловно, проблемой для многих инвесторов по-прежнему остается легендарная местная бюрократия. Часто создается впечатление, что мишенью являются крупные иностранные игроки, хотя Россия и поднялась в международном рейтинге по уровню легкости ведения бизнеса.

Измотанная конфликтами с местными органами власти и коррупционными скандалами IKEA угрожала заморозить все инвестиции как минимум дважды с момента своего появления на российском рынке. В прошлом месяце против нее было возбуждено уголовное дело по факту уклонения от налогов пятилетней давности, которые, по уверениям представителей компании, были уплачены в полном объеме. IKEA также вовлечена в судебные разбирательства по делам, открытым еще в 1990-е.

«Нас тормозят и сбивают с толку все эти всплывающие старые дела, с которыми мы уже разобрались и по которым все давно оплачено, — заявил глава компании, управляющей торговыми центрами IKEA в России, Милен Генчев. — Но это не влияет на нашу уверенность в том, что Россия — это тот рынок, на котором мы просто обязаны присутствовать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.